Уголовная ответственность юридических лиц: международный опыт и отечественные перспективы

Автор: Александр КОПЕЛЕВ, юрист, журнал "Юридический мир", № 3/2017 - .

В связи с проводимой работой по совершенствованию контрольной деятельности и исключению излишних требований к бизнесу в нашей стране предлагаем рассмотреть гипотетическую возможность введения уголовного наказания для юридических лиц. На наш взгляд, это позволило бы снизить уровень ответственности должностных лиц по некоторым преступлениям, не имеющим повышенной общественной опасности, и перевести их состав в административную плоскость.

 

Отечественное законодательство и международное право

Субъектом уголовного преступления в Республике Беларусь является вменяемое физическое лицо, достигшее возраста уголовной ответственности. В качестве специального субъекта может выступать должностное лицо. Уголовным кодексом Республики Беларусь предусмотрена ответственность за такие преступления против порядка осуществления экономической деятельности, как: контрабанда (ст. 228), уклонение от уплаты таможенных платежей (ст. 231), лжепредпринимательство (ст. 234), легализация («отмывание») средств, полученных преступным путем (ст. 235), выманивание кредита или субсидии (ст. 237), ложная экономическая несостоятельность (банкротство) (ст. 238), уклонение от уплаты сумм налогов, сборов (ст. 243), распространение ложной информации о товарах и услугах (ст. 250), срыв публичных торгов (ст. 251), коммерческий подкуп (ст. 252), разглашение коммерческой тайны (ст. 255) и другие.

У нас в стране не первый год идет успешная борьба с так называемыми «помойками» — компаниями, которые создаются исключительно с целью минимизации налогов (уклонения от их уплаты), а также реализации мошеннических, коррупционных и других преступных схем. Ярким примером применения мер воздействия на юридические лица за сотрудничество с лжепредпринимательскими структурами может являться Указ Президента Республики Беларусь от 23.10.2012 № 488 «О некоторых мерах по предупреждению незаконной минимизации сумм налоговых обязательств».

В германской и французской цивилистике существуют теории, в соответствии с которыми юридическое лицо рассматривается как особый социальный организм, «духовная реальность» или «человеческий союз» со своей собственной волей, не сводимой к совокупности воль составляющих его отдельных физических лиц (коллектива и учредителей).

Распространение уголовной ответственности на юридические лица — идея абсолютно не новая, и такой вид ответственности организаций за границей в последнее время применяется все шире. Такая практика действует, например, в США, Канаде, Австралии, Великобритании, Китае, Иордании, Ливане, Сирии. Кроме штрафа, к юрлицам наиболее часто применяются следующие виды уголовной ответственности:

  • специальная конфискация;
  • ограничение деятельности юрлица;
  • закрытие филиалов и подразделений;
  • временное прекращение деятельности юридического лица;
  • ликвидация юрлица.

Одним из дополнительных побудительных стимулов для введения уголовной ответственности юридических лиц в национальную систему права Беларуси может явиться выполнение Республикой взятых на себя международных обязательств. Данное обстоятельство вызвано тем, что все большее количество международных актов в различных сферах борьбы с преступностью прямо или косвенно затрагивает тему уголовной ответственности юрлиц, что, в свою очередь, объясняется резко возрастающей глобализацией криминальных угроз.

Например, нормативной основой международной политики в сфере борьбы с коррупцией является Конвенция ООН, принятая 31 октября 2003 г. Она ратифицирована Республикой Беларусь в 2004 году на основании Закона Республики Беларусь от 25.11.2004 №344-З «О ратификации Конвенции Организации Объединенных Наций против коррупции».

Согласно ст. 26 указанного документа каждое Государство-участник принимает такие меры, какие, с учетом его правовых принципов, могут потребоваться для установления ответственности юридических лиц за участие в преступлениях, признанных таковыми в соответствии с Конвенцией. При этом также прямо утверждается, что при условии соблюдения правовых принципов Государства-участника ответственность юридических лиц может быть уголовной. Каждое Государство-участник, в частности, обеспечивает применение в отношении юридических лиц, привлекаемых к ответственности в соответствии с настоящей статьей, эффективных, соразмерных и оказывающих сдерживающее воздействие уголовных или неуголовных санкций, включая денежные.

Конвенция ООН против транснациональной организованной преступности в ст. 10 прямо допускает, что при условии соблюдения правовых принципов Государства-участника ответственность юридических лиц может быть уголовной, гражданско-правовой или административной.

В п. 1 ст. 5 Международной конвенции о борьбе с финансированием терроризма от 09.12.1999 (вступила в силу для Республики Беларусь 06.10.2004) отмечается, что каждое государство-участник, основываясь на принципах своего внутреннего права, принимает все необходимые меры по привлечению юридического лица, находящегося на его территории или учрежденного по его законам, к ответственности в случае совершения физическим лицом, ответственным за управление этим юридическим лицом, которое выступает в своем официальном качестве, преступления. В статье специально отмечено, что такая ответственность может носить уголовный, гражданский или административный характер.

 

Законодательство Европейского Союза

В 2009 г. вступил в силу Лиссабонский договор, который инициировал обсуждение ответственности юридических лиц на уровне Еврокомиссии. Однако главной задачей обсуждения является выработка единых подходов к вопросам криминализации деяний и выявления тех составов преступлений, которые являются наиболее опасными. Тем не менее определение формы ответственности юридических лиц за некоторые преступления как обязательно уголовной пока рассматривается как задача будущего.

На уровне Совета Европы создано несколько мониторинговых групп. Это, например, такие, как: GRECO (антикоррупционные стандарты), GRЕТА (Соблюдение Конвенции Совета Европы по борьбе с людьми), MONEYVAL (мониторинг мер по борьбе с отмыванием денег).

Нормативно закреплено, что на основании докладов этих экспертных групп государства принимают решение о введении уголовной ответственности юридических лиц. В отношении законодательства ЕС в сфере предотвращения экологических преступлений можно выделить Директиву № 2008/99/ЕС Европейского парламента и Совета Европейского союза от 19.11.2008, которая в своей преамбуле содержит важную правовую позицию: «Опыт показал, что существующие системы наказаний не эффективны для достижения полного выполнения законодательства о защите окружающей среды. Такое соответствие может и должно быть достигнуто посредством введения уголовного наказания, которое демонстрирует социальное порицание принципиально другого характера, нежели административные взыскания или механизм компенсаций по гражданскому праву». Данное обстоятельство предоставляет основание для потенциально возможного установления уголовной ответственности юридических лиц за экологические преступления.

Согласно ст. 6 вышеуказанного документа государства — члены ЕС должны предпринять все необходимые меры для обеспечения того, чтобы юридическое лицо несло ответственность за предусмотренные Директивой деяния, совершенные с целью извлечения выгоды любым лицом, действовавшим самостоятельно или в качестве представителя органа юридического лица, занимавшим руководящее положение в структуре юридического лица, и основывающиеся на полномочии:

1) представлять юридическое лицо;

2) принимать решения от имени юридического лица;

3) осуществлять контроль за юридическим лицом.

Анализируя обязанности по имплементации законодательства ЕС, можно прийти к выводу, что непосредственно прямой обязанности, выраженной expressis verbis, по установлению прямой уголовной ответственности юридических лиц в договорах и иных актах ЕС не установлено.

Дополнительными сложностями для имплементации являются положения конституций государств — членов ЕС. Исходя из этого многими странами делается вывод о том, что наиболее оптимальной моделью ответственности юрлиц является административная (квазиуголовная) модель ответственности.

Однако, признавая международный масштаб и опасность таких общественных явлений, как киберпреступления, терроризм, коррупция, экологические преступления  и т.д., представители различных государств в ООН отмечают явно возросшую роль в этом юридических лиц.

Именно этот факт привел к выработке концептуальных положений, закрепляемых из документа в документ, основной смысл которых вполне ясен здравым людям.

В современных условиях уже нет отрицания того обстоятельства, что компания как интеллектуальный продукт или даже индивидуум наделена такими реальными свойствами, как субъектность, индивидуальность, правоспособность. Наряду с физическими лицами, компании определяются в числе субъектов правоотношений в качестве отдельного и самостоятельного участника — юридического лица.  Кроме этого, сама организация вполне может обладать определенными личностными особенностями и даже корпоративным духом (духовностью) со своими ценностями. В этой связи ошибкой было бы допускать ответственность за экономические преступления только для участников трудового коллектива без привлечения самого субъекта, в интересах которого было совершено правонарушение.

 

Некоторые выводы

Положения международных норм в данном контексте в основном сводятся к следующему.

1. Как общее правило признается то, что необходима возможность привлечения юридических лиц к ответственности за преступление, которое совершается в его пользу физическим лицом.

2. Признаками такого (должностного) лица является то, что оно может действовать или вполне самостоятельно, или как представитель одного из органов юридического лица, а также занимать особое положение перед третьими лицами на основании:

  • полномочий представлять данную компанию;
  • права принимать решения от имени этой компании;
  • права осуществлять контроль внутри этой компании.

3. Государства должны бороться с ситуацией, когда отсутствие контроля делает возможным совершение уголовного преступления в пользу этого юридического лица физическим лицом, действующим на основании данных ему полномочий.

4. Уголовная ответственность юридических лиц не всегда должна отменять или снижать уголовную ответственность физических лиц, совершивших преступление.

Представляется, что необходимо четкое понимание тонкой грани между, например, должностными лицами компании-однодневки с одной стороны и работниками реально функционирующей компании с другой стороны. Первые идут на преступление осознанно с момента вступления в псевдоорганизацию. Вторые могут быть вынуждены преступить черту закона в пользу компании в силу корпоративного воздействия на них мотивационных инструментариев и тренинговых механизмов.

В этой связи, скорее всего, необходимо пересмотреть подход к установлению вины компании в совершении преступления и несколько отстраниться от методов, неразрывно связывающих вину юридического лица с умыслом или неосторожностью должностного лица. Хотелось бы, чтобы также учитывались целенаправленные действия юридического лица, способствующие формированию психологической решимости ее работника на совершение тех или иных преступлений.