Легализация преступных доходов: особенности квалификации

Автор: Вадим ХИЛЮТА, кандидат юридических наук, доцент вкл. .

В настоящее время угроза криминализации общественных отношений, складывающихся в процессе реформирования социально-политического устройства и экономической деятельности, приобретает особую остроту. Так уж сложилось, что основная цель любого, в том числе и противоправного бизнеса, — получение максимальной прибыли. Возможность использования в этих условиях «грязных денег» способствует не только формированию теневой экономики, но и наносит колоссальный ущерб государственным и общественным интересам.

 

Проблема легализации преступных доходов в современных условиях является одной из наиболее актуальных. Исторически она возникает тогда, когда доходы, полученные в результате криминальных операций, настолько превышают запросы личного потребления, что возникает острая потребность их вложения в законное дело (предприятие). Такая потребность объективно связана с мотивацией участия лица в легальной экономической деятельности.

В Уголовном кодексе Республики Беларусь (далее — УК) данной проблеме посвящена ст. 235 «Легализация («отмывание») материальных ценностей, приобретенных преступным путем».

 

В чем заключается общественная опасность?

Общественная опасность легализации материальных ценностей, приобретенных преступным путем, обусловлена не столько степенью противоправности их происхождения, сколько характером указанных в ст. 235 УК действий по использованию легальных механизмов осуществления экономической деятельности для придания вводимым в гражданский оборот денежным средствам, ценным бумагам или иному имуществу видимости законных ценностей.

Пример

Управлением КГБ по Брестской области в отношении 7 жителей областного центра было возбуждено уголовное дело по ч. 3 ст. 235 УК — легализация («отмывание») материальных ценностей, приобретенных преступным путем в составе организованной группы. Лица подозревались в том, что легализовали в Беларуси десятки похищенных за рубежом легковых автомобилей. Группировка включала в себя сотрудников таможни и МРЭО ГАИ УВД облисполкома.

Легализацией легковых автомобилей, похищенных в странах Западной Европы и в России, подозреваемые занимались на протяжении ряда лет. Так, неработающий брестчанин получал заказ: его просили поставить на учет в МРЭО ГАИ краденый автомобиль. При помощи не установленных следствием лиц он изготавливал поддельные технические паспорта. Далее (за денежное вознаграждение) он просил белорусских граждан, которые выезжали в Польшу, оказать ему услугу — перегнать автомобиль с польской территории на территорию Республики Беларусь. С помощью работника таможенного органа, который входил в состав группы, автомобиль проходил фиктивную «растаможку» и въезжал на территорию нашей страны. Далее сотрудник МРЭО оформлял заявление о постановке транспортного средства на учет, и автомобиль в установленном порядке регистрировался в ГАИ. Причем на регистрацию, вместе с фиктивными таможенными документами, подложным заявлением предоставлялись и паспорта подставных лиц.

За 2 года преступной группой было легализовано около 40 похищенных за рубежом легковых автомобилей. Первоначально суд первой инстанции не усмотрел в действиях обвиняемых состава преступления по ч. 3 ст. 235 УК. Суд признал их виновными лишь в подделке, изготовлении и использовании поддельных документов, подделке либо уничтожении идентификационного номера транспортного средства и мошенничестве, а проходивших по делу бывших сотрудников милиции и таможни — в злоупотреблении властью либо служебными полномочиями. По инициативе управления КГБ прокуратура внесла протест на вынесенный приговор. Решением Верховного Суда данное дело было направлено на повторное рассмотрение в областной суд, который согласился с первоначальной квалификацией преступной деятельности обвиняемых, данной УКГБ и признал их виновными в совершении легализации преступных доходов по ч. 3 ст. 235 УК.

 

Цель имеет значение

В соответствии со ст. 1 Закона Республики Беларусь от 19.07.2000 № 426-З «О мерах по предотвращению легализации доходов, полученных преступным путем, и финансирования террористической деятельности» легализация доходов, полученных преступным путем — это придание правомерного вида владению, пользованию и (или) распоряжению доходами, полученными преступным путем, с целью утаивания или искажения их происхождения, местонахождения, размещения, движения либо их действительной принадлежности, в том числе соотносимых с этими доходами прав.

Поэтому для решения вопроса о наличии состава преступления, предусмотренного ст. 235 УК, необходимо установить, что лицо совершило указанные финансовые операции и другие сделки с денежными средствами, ценными бумагами или иным имуществом, а равно использовало указанные материальные ценности либо полученный от них доход для осуществления предпринимательской или иной хозяйственной деятельности в целях утаивания или искажения природы, происхождения, местонахождения, размещения, движения или действительной принадлежности указанных материальных ценностей или соотносимых с ними прав.

Финансовые операции или сделки с материальными ценностями, приобретенными преступным путем, являются легализацией лишь при условии, что они совершаются в целях придания таким материальным ценностям статуса законных, для введения их в правомерный хозяйственный или гражданско-правовой оборот. Суть легализации заключается в том, чтобы предпринять все усилия, направленные на затруднение выявления преступного происхождения материальных ценностей и создание таких условий владения, пользования или распоряжения ими, которые позволяют считать эти материальные ценности полученными правомерным путем.[1]

Пример 1

По материалам одного из уголовных дел было установлено, что гражданин З. незаконно сбыл в крупном размере наркотическое средство — героин гражданам Б. и Я., участвовавшим в качестве покупателей в проведении сотрудниками милиции проверочных закупок. Часть денег — 800 000 рублей, полученных от продажи наркотиков, в целях погашения имевшегося долгового обязательства З. передал своему знакомому А. Эти действия З. были квалифицированы по ч. 1 ст. 235 УК.

Между тем под легализацией (отмыванием) доходов, полученных преступным путем, понимается придание правомерного вида владению, пользованию или распоряжению денежными средствами или иным имуществом, полученными в результате совершения преступления, то есть совершение действий с доходами, полученными от незаконной деятельности, таким образом, чтобы источники этих доходов казались законными, а равно действий, направленных на сокрытие незаконного происхождения таких доходов. Поэтому для решения вопроса о наличии состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 235 УК, необходимо установить, что лицо совершило финансовые операции и другие сделки с денежными средствами в целях придания правомерного вида владению, пользованию и распоряжению ими. По настоящему делу действия З. были направлены на погашение долгового обязательства, он не имел цели придать правомерный вид владению деньгами, полученными в результате совершения преступления.

Следовательно, для решения вопроса о наличии в действиях лица состава преступления, установленного ст. 235 УК, необходимо установить, что это лицо совершило финансовые операции и другие сделки с имуществом (денежными средствами, ценными бумагами и иным имуществом) в целях придания правомерного вида по владению, пользованию и распоряжению материальными ценностями, полученными в результате совершения этим лицом преступления. Поэтому к уголовной ответственности по ст. 235 УК не может быть привлечено лицо, совершившее финансовые операции или другие сделки с денежными средствами, приобретенными им преступным путем, в личных или бытовых целях (покупка продуктов питания или предметов одежды, оплата ресторана и услуг мобильной связи).

Пример 2

Согласно материалам уголовного дела, гражданин А., используя денежные средства в сумме 1 200 000 рублей, полученные от продажи наркотиков, приобрел в ювелирном отделе магазина золотое кольцо. Эти действия были квалифицированы органами предварительного следствия по ч. 1 ст. 235 УК как совершение финансовых операций и других сделок с денежными средствами, приобретенными лицом в результате совершения преступления. Между тем легализация предполагает совершение действий с доходами, полученными от преступной деятельности таким образом, чтобы источники этих доходов казались законными, а равно действий, направленных на сокрытие незаконного происхождения таких доходов. Исходя из указанных соображений, А. до приобретения золотого кольца должен был совершить действия по приданию деньгам, полученным от сбыта марихуаны, вида законного дохода. Однако это не было установлено органами предварительного следствия и в вину ему не вменялось. Напротив, установлено, что денежные средства осужденный использовал для личных целей — приобретения золотого украшения для сожительницы. Суд, прекращая в этой части уголовное дело, отметил, что действия А. были направлены на приобретение имущества и не имели цели придания правомерности владения деньгам, полученным в результате совершения преступления, поэтому в его действиях отсутствует состав преступления, предусмотренный ч. 1 ст. 235 УК.

Указанные примеры свидетельствуют о том, что подавляющее большинство лиц, в отношении которых были возбуждены уголовные дела по ст. 235 УК, продавая похищенные ими вещи или незаконным (преступным) образом приобретенные, вовсе не помышляли об отмывании материальных ценностей, добытых преступным путем. Например, лица, совершающие различные формы хищения, зачастую продают похищенное ими имущество, а вырученные от этого денежные средства используют для личных нужд, не вовлекают их в сферу предпринимательской деятельности и не придают им легального статуса.

К легализации материальных ценностей не могут быть отнесены и такие действия, как использование полученного имущества от незаконной предпринимательской деятельности в дальнейшей незаконной преступной (экономической) деятельности виновного (покупаются новые товары, оборудование, нелегально арендуется помещение); продажа (сбыт) с целью получения прибыли ранее приобретенного преступным путем имущества, и др. Однако если доходы от незаконной предпринимательской деятельности зачисляются на легальные счета либо с ними осуществляются иные законные финансовые операции или сделки, то подобные действия следует считать легализацией (отмыванием) материальных ценностей, приобретенных преступным путем.

 

Знал или только предполагал?

При решении вопроса о наличии в действиях лица признаков состава преступления, предусмотренного ст. 235 УК, следует также выяснять, имеются ли в деле доказательства, свидетельствующие о том, что лицу, совершившему финансовые операции и другие сделки, было достоверно известно, что денежные средства или иное имущество приобретены другими лицами преступным путем. Если лицо только допускало, что материальные ценности приобретены другими лицами преступным путем, совершение финансовых операций или других сделок не может расцениваться как легализация («отмывание») материальных ценностей, приобретенных преступным путем. Поэтому для признания в действиях лица признаков ст. 235 УК в процессе судебного следствия необходимо доказать, что лицо, виновное в совершении «отмывания денег», заведомо знало (а не предполагало), что легализуемые им материальные ценности добыты исключительно преступным путем.

 

К ответственности — всех участников цепочки!

В заключение обратим внимание читателя на еще одно важное обстоятельство: субъектами данного преступления являются все участники сделки, которые умышленно осуществляли легализацию материальных ценностей, приобретенных преступным путем, за исключением лиц, указанных в ч. 1 примечания к ст. 235 УК. Поэтому к ответственности по данной статье могут привлекаться не только лица, легализующие материальные ценности, но и лица, являющиеся непосредственными исполнителями как первичного преступления, так и осуществляющие в последующем легализацию этих материальных ценностей.

Пример

В отношении членов преступной группы органами КГБ было возбуждено уголовное дело по ч. 3 ст. 233 (незаконная предпринимательская деятельность, осуществляемая организованной группой) и ч. 2 ст. 235 (легализация материальных ценностей, приобретенных преступным путем, в особо крупном размере) УК.

Сорокалетний витебчанин К., числившийся начальником транспортного цеха на одном из частных предприятий города, вместе со своими друзьями, двумя жителями городского поселка, регулярно приобретал в России непищевую спиртосодержащую жидкость и сбывал ее на территории Витебской области под видом сырья для изготовления алкогольной продукции. Товар реализовывался за наличный расчет и, как правило, в иностранной валюте. Распределением прибыли занимался руководитель группы — К. При этом за полученные от преступной деятельности средства он приобрел автомобиль и другие ценности, а также сделал ремонт дома. Чтобы утаить происхождение материальных ценностей и избежать необходимости декларирования доходов, имущества и источников денежных средств, все сделки он оформлял от имени близких знакомых.

К уголовной ответственности были привлечены все участники преступной цепочки.



[1] См.: Гладкий, П. А. Квалификация преступлений против порядка осуществления экономической деятельности: метод. пособие / Гладкий П. А.  — Минск : 2011. — С. 49.

"Личный юрист", № 9/2012

Онлайн консультация врача Хотите задать вопрос врачу?