Замена кассации на апелляцию в гражданском процессе: что изменится?

Автор: Владимир СКОБЕЛЕВ, кандидат юридических наук, доцент кафедры гражданского процесса и трудового права БГУ, арбитр Международного арбитражного суда при БелТПП, журнал "Юридический мир", № 6/2018 - .

Закон Республики Беларусь от 08.01.2018 № 94-З «О внесении изменений и дополнений в Гражданский процессуальный кодекс Республики Беларусь» (далее — Закон № 94-З) предусматривает замену кассационной формы проверки не вступивших в законную силу судебных постановлений по гражданским делам на апелляционное производство. Апелляция начнет функционировать в гражданском процессе с 21 июля 2018 г. Накануне начала действия данных преобразований важно выяснить, в чем заключается их суть, насколько они эффективны и необходимы.

 

Терминология

Прежде всего, Закон № 94-З изменяет наименование формы проверки не вступивших в законную силу судебных постановлений с кассации на апелляцию. Последнее наименование гораздо более точно отражает правовую природу деятельности, осуществляемой судами второй инстанции при проверке законности и обоснованности судебных постановлений по гражданским делам. Дело в том, что функционировавшее в стране еще с советских времен кассационное производство изначально не было классической (то есть по французскому образцу) кассацией, а представляло собой видоизмененную (даже искаженную) форму апелляционного производства — суды второй инстанции проверяли как правовую, так и фактическую сторону дела, правда, без возможности исследования доказательств и установления фактов, но с правом самостоятельного исправления ошибок в применении материального законодательства.

Апелляционные начала кассационного производства были значительно усилены в результате проведенной в конце 1990-х гг. кодификации гражданского процессуального законодательства — принятия и вступления в силу с 1 июля 1999 г. нового Гражданского процессуального кодекса Республики Беларусь (далее — ГПК), когда суды кассационной инстанции получили право при соблюдении некоторых условий исследовать новые доказательства, устанавливать обстоятельства дела и на этой основе выносить новые решения или изменять проверяемые. Поэтому обозначение законодателем деятельности судов второй инстанции как «апелляционного производства» является вполне закономерным и оправданным шагом. При этом изменения не носят сугубо терминологического характера: Закон № 94-З совершенствует проверочную деятельность (вводя в нее ряд новелл) и по существу «подтягивая» ее до стандартов классической неполной апелляции.

 

Сроки обжалования (опротестования)

Закон № 94-З увеличивает срок обжалования (опротестования) судебных постановлений с 10 до 15 дней (ст. 403 ГПК). Безусловно, данное нововведение стоит только приветствовать, так как оно будет способствовать более качественной подготовке жалоб и протестов на постановления судов. Недостаточность прежнего 10-дневного срока явилась причиной появления (еще начиная с советского периода) весьма своеобразной практики, согласно которой заинтересованные лица сначала подают предварительную, краткую жалобу (содержащую минимально необходимый набор реквизитов), а спустя некоторое время — дополнительную жалобу с развернутой аргументацией неправильности оспариваемого решения.

В то же время нельзя не отметить, что Закон № 94-З сохранил дифференциацию в исчислении срока обжалования (опротестования) для разных участников процесса. Так, для лица, которое просило составить мотивировочную часть решения после его оглашения, срок на обжалование (опротестование) будет течь с момента получения им данной части решения, а для всех остальных участников судопроизводства — со дня вынесения решения (ч. 1 ст. 403 ГПК). Помимо того, что такой подход нарушает принципы состязательности и равенства сторон, он еще значительно осложняет исчисление срока на обжалование (опротестование) в некоторых ситуациях (например, когда речь идет о присоединении к жалобе другого лица, в случае поступления нескольких ходатайств о составлении мотивировочной части решения от разных участников процесса и т.д.)3.

В гл. 32 ГПК впервые вводится норма о порядке исчисления срока на обжалование (опротестование) дополнительного решения: срок подлежит исчислению со дня вынесения дополнительного решения (ч. 2 ст. 403 ГПК). Получается, что в отношении дополнительного решения будет действовать только один-единственный вариант исчисления срока на обжалование, опротестование (ч. 2 ст. 403 ГПК), в то время как для изначально вынесенного по тому же делу решения — несколько (ч. 1 ст. 403 ГПК). Новеллой является также появление в гл. 32 ГПК нормы о возможности восстановления пропущенного по уважительной причине срока на обжалование, опротестование (ч. 4 ст. 403 ГПК). Однако по большому счету в этой норме нет необходимости, так как общая часть ГПК содержит правила о восстановлении любых процессуальных сроков (ст. 154).

 

Жалобы, протесты и возражения на них

Одна из самых существенных новаций в этой сфере заключается в том, что обоснование в жалобе (протесте) неправильности судебного решения должно сопровождаться ссылками на нормативные правовые акты (п. 2 ч. 1 ст. 405 ГПК), причем отсутствие таких ссылок является поводом для оставления жалобы (протеста) без движения (ч. 1 ст. 407 ГПК), а содержание ссылок имеет судьбоносное значение для апелляционного пересмотра, так как суды второй инстанции должны будут проверять решения лишь в пределах доводов жалобы, протеста (ч. 2 ст. 418 ГПК).

Если для апелляционных протестов такое регулирование представляется вполне оправданным (сотрудники прокуратуры — профессиональные юристы), то применительно к апелляционным жалобам является преждевременным: обычные граждане вряд ли смогут успешно осуществить самостоятельное обжалование судебного решения, услуги же адвокатов по карману далеко не всем. К тому же такой подход расходится и с общей концепцией ГПК: закон не возлагает на лиц, обращающихся в суд первой инстанции или подающих надзорную жалобу, обязанность приводить правовые аргументы своих требований.

Новшеством является также то, что теперь:

  • во всех случаях требуется представление по числу юридически заинтересованных в исходе дела лиц копий абсолютно всех прилагаемых к жалобе (протесту) письменных материалов (ст. 406 ГПК);
  • легализована возможность дополнения или изменения жалобы, протеста, но строго в пределах апелляционного срока (ст. 409 ГПК);
  • конкретизированы требования к возражениям на жалобу (протест), а также установлено, что данные возражения могут быть представлены не позднее чем за 5 дней до начала рассмотрения дела апелляционной инстанцией (ст. 411 ГПК).

 

Подготовка дела

Применительно к подготовке дела изменяется соотношение полномочий судов первой и второй инстанций. Так, теперь, как следует из содержания ч. 1 ст. 408, ч. 3, 4 ст. 415 ГПК, назначать дату и время рассмотрения дела, а также извещать об этом юридически заинтересованных в исходе дела лиц будет только суд второй инстанции (при кассационном производстве это всегда делал суд первой инстанции). Такой подход открывает суду второй инстанции больший простор для маневра при проведении подготовительной стадии процесса.

В то же время к исключительной компетенции суда первой инстанции переходит решение вопросов, связанных с нарушением права на обжалование (опротестование) и требований, предъявляемых к реквизитам жалобы (протеста), — даже если эти нарушения обнаруживает суд второй инстанции, дело все равно должно направляться в суд первой инстанции для устранения недостатков (ч. 2 ст. 415 ГПК). Оправданность подобного регулирования вызывает некоторые сомнения. В частности, не совсем понятно, почему суд второй инстанции лишен возможности прекратить апелляционное производство, если выяснится, что жалоба (протест) подана на судебное постановление, которое не подлежит обжалованию (опротестованию).

В регулировании подготовки дела имеются и другие новации. Например, впервые нормативно установлена продолжительность данной стадии процесса: подготовка должна быть проведена в 15-дневный срок после поступления дела в апелляционную инстанцию. Полагаем, что вряд ли имело смысл ставить суд второй инстанции в таких жесткие рамки при осуществлении подготовительных действий, тем более что такие рамки не установлены для подготовки дела в суде первой инстанции, а сама продолжительность нахождения дела в суде апелляционной инстанции может значительно превышать аналогичные сроки, установленные для суда первой инстанции (ч. 1, 2 ст. 158 ГПК), и составлять 3 и даже 4 (в Верховном Суде) месяца (ст. 416 ГПК).

Норма п. 2 ч. 3 ст. 415 ГПК предоставляет суду второй инстанции возможность по ходатайству сторон или по собственной инициативе решить вопрос о вызове в судебное заседание экспертов, а также допрошенных в суде первой инстанции лиц для разъяснений по существу данных ими заключений и показаний. Регламент кассационного производства такого правила не закреплял, в том числе по причине отсутствия условий для фиксирования соответствующих показаний (объяснений) — согласно прежней редакции ч. 1 ст. 174 ГПК по делам, рассматривавшимся в кассационном порядке, протоколы судебного заседания не составлялись.

По смыслу п. 3 ч. 3 ст. 415 ГПК вопрос о возможности и необходимости исследования по делу новых доказательств должен решаться на этапе подготовки дела судом второй инстанции (при кассационном же производстве решение этого вопроса не исключалось и непосредственно в судебном заседании второй инстанции). Произошло усовершенствование также правил опубликования списка дел, назначенных к рассмотрению в апелляционном порядке: он должен размещаться не только в помещении суда второй инстанции (как это всегда происходило ранее), но также и на интернет-сайте данного суда (ч. 5 ст. 415 ГПК).

 

Рассмотрение дела

Увеличивается срок рассмотрения жалоб (протестов) Верховным Судом. Если раньше Верховный Суд обязан был рассмотреть жалобу (протест) в пределах месячного срока со дня направления дела судом областного уровня с возможностью назначения в некоторых случаях другой даты рассмотрения дела в границах двух месяцев (см. прежнюю редакцию п. 3 ч. 1 ст. 413, ч. 1 ст. 424 ГПК), то теперь общий срок рассмотрения жалоб (протестов) Верховным Судом будет составлять 3 месяца, причем срок может быть продлен еще на 1 месяц (ч. 2, 3 ст. 416 ГПК). Полагаем, что для такого изменения не было объективных предпосылок: суды областного уровня рассматривают по первой инстанции совсем небольшое количество дел.

Закон № 94-З конкретизировал, какие правила не могут применяться судом второй инстанции в ходе рассмотрения дела: правила о соединении и разъединении требований, об изменении основания или предмета иска, размера исковых требований, о предъявлении встречного иска, о замене сторон, о привлечении к участию в деле третьих лиц, процессуальных соучастников, а также иные правила, установленные ГПК только для рассмотрения дела в суде первой инстанции (ч. 2 ст. 417 ГПК). Подобные ограничения вполне логичны, так как в гражданском процессе будет функционировать неполная апелляция. Она предполагает не повторное (как в суде первой инстанции) рассмотрение дела вышестоящим судом, а лишь осуществление последним проверочной деятельности.

Новая редакция гл. 32 ГПК допускает применение сторонами спора медиации (ст. 414), проведение судебного заседания с использованием систем видеоконференцсвязи (ст. 419 ГПК). Впервые предусмотрено также протоколирование заседания суда второй инстанции и соответственно участие в рассмотрении дела секретаря судебного заседания (ч. 1 ст. 113, ст. 420, ч. 2 ст. 422 ГПК). В то же время новеллы, касающиеся протокола судебного заседания, не совсем удачны.

Во-первых, ведение протокола обязательно не во всех случаях, а лишь когда допрашиваются свидетели, эксперты, специалисты, в деле участвует переводчик или это признал необходимым сам суд второй инстанции (ч. 1, 2 ст. 420 ГПК). Представляется, однако, что необходимо осуществлять сплошное протоколирование судебных заседаний, так как суд второй инстанции получил право проверять любые имеющиеся в деле доказательства и, кроме того, произошло существенное сужение пределов рассмотрения дела. Во-вторых, законодатель допустил участие в коллегиальном рассмотрении замечаний на протокол судебного заседания судьи, который не входил в состав апелляционной инстанции (ч. 4 ст. 176 ГПК).

Согласно ч. 7 ст. 422 ГПК «суд апелляционной инстанции при наличии соответствующих ходатайств оглашает имеющиеся в деле доказательства». Но огласить можно только письменные материалы, в то время как в деле могут фигурировать и иные средства доказывания. Собственно, п. 2 ч. 3 ст. 415 ГПК прямо указывает, что апелляционная инстанция вправе вызывать допрошенных в суде первой инстанции лиц для разъяснений по существу данных ими показаний. Кроме того, не совсем понятно, в чем смысл «оглашения» доказательств. Думается, что указанную фразу из ч. 7 ст. 422 ГПК было бы целесообразно изложить в следующей редакции: «суд апелляционной инстанции при наличии соответствующих ходатайств или по собственной инициативе производит проверку доказательств, исследованных судом первой инстанции».

 

Пределы проверки

Как и при кассации, в апелляционном производстве проверка законности и обоснованности судебных решений будет осуществляться по имеющимся в деле и дополнительно представленным доказательствам. Правда, ч. 1 ст. 418 ГПК оперирует термином не «доказательства», а «материалы», что не совсем точно. Применительно к кассационному производству в аналогичной норме — ч. 1 ст. 423 ГПК — речь шла именно о доказательствах.

Существенной новеллой здесь является то, что Закон № 94-З ограничил для участников процесса возможность представления новых доказательств суду второй инстанции: это допустимо, только если данными доказательствами заинтересованные лица не смогли воспользоваться в суде первой инстанции по уважительным причинам (п. 4 ч. 1 ст. 405, п. 3 ч. 3 ст. 415, ч. 3 ст. 418 ГПК). Отсутствие ранее подобного ограничения несколько девальвировало значение разбирательства дела в суде первой инстанции и создавало предпосылки для процессуальных злоупотреблений сторон.

Помимо этого, законодатель также впервые установил пределы проверочной деятельности второй инстанции (ч. 2 ст. 418 ГПК). Теперь судебные постановления будут проверяться, во-первых, только в обжалованной (опротестованной) части и, во-вторых, лишь в пределах доводов жалобы (протеста) и доводов возражений на жалобу (протест). Последнее правило — ограничение проверочной деятельности рамками заявленных доводов — представляется нам весьма сомнительным новшеством.

Ведь доводы — это ссылки на доказательства, НПА, логические аргументы и т.п. Вряд ли стоит ожидать, что обычные граждане (являющиеся основными участниками гражданского судопроизводства) смогут при обжаловании решений самостоятельно (без участия адвоката, который не каждому по карману) привести все необходимые и достаточные доводы. Соответственно, для них риск проигрыша процесса в суде второй инстанции значительно повышается по сравнению с прежним кассационным производством.

Наряду с отмеченным, ч. 4 ст. 418 ГПК позволяет суду апелляционной инстанции проверить решение в полном объеме, если при пересмотре решения в обжалованной (опротестованной) части им будут выявлены нарушения норм материального и (или) процессуального права. Однако данное правило является не совсем удачным. Прежде всего, из содержания ч. 4 ст. 418 ГПК неясно, вправе ли суд выходить за пределы не только предмета, но и доводов жалобы (протеста). Кроме того, с формальной точки зрения получается, что суд не вправе будет исправить ошибку в необжалованной (неопротестованной) части решения (сколь бы существенна и очевидна она ни была), если в обжалованной (опротестованной) части решения он никаких нарушений не обнаружит.

 

Основания к отмене решений

Нормы об основаниях к отмене решений из § 1 гл. 32 ГПК (см. прежнюю редакцию ст. 401–404) были перенесены законодателем в § 3 новой редакции гл. 32 ГПК и объединены в одну статью (ст. 424). Наверное, такое структурное размещение данных норм является верным, так как основания к отмене решений имеют больше отношения к завершению проверочной деятельности, нежели к ее началу.

В то же время указанные преобразования привели и к некоторым негативным результатам: процессуальный закон утратил нормы, закреплявшие и расшифровывавшие категории незаконности и необоснованности общих оснований к отмене судебных решений (см. прежнюю редакцию ч. 1 ст. 401, ст. 402, 403 ГПК), а также правило о том, что не может быть отменено правильное по существу решение суда по одним лишь формальным соображениям (см. прежнюю редакцию ч. 2 ст. 401 ГПК). Кроме того, в ст. 424 ГПК использована странная юридическая техника: первая и четвертая части статьи дробятся на пункты (что, конечно же, более удобно с точки зрения правоприменения), а вторая часть — почему-то на абзацы.

В целом, основания к отмене судебных решений остались прежними. Произошло лишь некоторое изменение (уточнение) законодательных формулировок, касающихся безусловных оснований к отмене. Так, ранее перечень безусловных оснований для отмены предваряла следующая фраза — «решение в любом случае подлежит отмене, если…» (см. прежнюю редакцию абз. 1 ч. 2 ст. 404 ГПК). Теперь же имеем такое выражение: «решение суда первой инстанции подлежит отмене при существенном нарушении норм процессуального права, если…» (абз. 1 ч. 4 ст. 424 ГПК). Полагаем, что прежняя формулировка ввиду категоричности ее редакции была более предпочтительной.

В норме п. 2 ч. 4 ст. 424 ГПК (ей соответствует правило прежней редакции п. 2 ч. 2 ст. 404) законодатель уточнил, что рассмотрение дела в отсутствие кого-либо из юридически заинтересованных в исходе дела лиц является основанием к отмене решения, если эти лица не были извещены о времени и месте судебного заседания своевременно и надлежащим образом. Произошло небольшое дополнение и некоторых других безусловных оснований к отмене решений. Теперь отмену решения будет влечь отсутствие в нем подписи судьи, рассмотревшего дело (см. п. 6 ч. 4 ст. 424 ГПК), а также отсутствие подписей необходимых лиц на протоколе судебного заседания (см. п. 8 ч. 4 ст. 424 ГПК).

 

Полномочия апелляционной инстанции

В кассационном производстве полномочия суда второй инстанции вынести новое или изменить проверяемое решение сопровождались рядом оговорок. Так, согласно п. 4 ст. 425 ГПК кассационная инстанция вправе «изменить решение или вынести новое решение, не передавая дело на новое рассмотрение, если по делу не требуется собирания или дополнительной проверки доказательств, обстоятельства дела установлены судом первой инстанции полно и правильно, но допущена ошибка в применении норм материального права».

В соответствии с п. 5 ст. 425 ГПК суд второй инстанции мог «изменить решение или вынести новое решение на основании исследованных в суде кассационной инстанции материалов дела и новых доказательств, если на основании исследованных в суде кассационной инстанции материалов и новых доказательств установлены все фактические данные, необходимые для разрешения спора в соответствии с законодательством. В этом случае юридически заинтересованные в исходе дела лица должны быть ознакомлены с дополнительными доказательствами до рассмотрения дела в кассационном порядке и извещены о дне рассмотрения дела».

В нынешней редакции ст. 423 ГПК полномочия по изменению проверяемого решения и по вынесению нового решения разделены на два отдельных пункта (соответственно п. 2 и п. 3), при этом все оговорки относительно применения данных полномочий из текста статьи упразднены. Отсюда следует несколько важных выводов:

  • на выбор одного из указанных полномочий уже не будет оказывать влияния характер допущенной судом первой инстанции ошибки — огреха ли это только в применении норм материального права или, кроме того, еще и ошибка в установлении фактических обстоятельств дела, поскольку и при той, и при другой ошибке в равной мере может быть применено каждое из упомянутых полномочий; теперь выбор конкретного полномочия будет зависеть от характера вносимых в проверяемое решение корректировок (заключаются они в точечных модификациях решения или в замене последнего на его противоположность), что, безусловно, облегчит правоприменительную деятельность;
  • исправлять ошибки в установлении фактической стороны дела суд второй инстанции вправе будет на основе одной только переоценки (в том числе в результате их проверки непосредственно в судебном заседании) имеющихся в деле доказательств; данная новелла свидетельствует о расширении апелляционных начал в проверочной деятельности, поскольку ранее при кассационном производстве суд второй инстанции, как следует из содержания прежней редакции п. 5 ст. 425 ГПК, мог давать иную оценку фигурировавшим в деле доказательствам, лишь если он проводил исследование новых доказательств;
  • для вынесения нового или изменения проверяемого решения на основе исследования дополнительных доказательств суду второй инстанции нет необходимости гарантировать ознакомление юридически заинтересованных в исходе дела лиц с этими доказательствами до начала рассмотрения дела в судебном заседании; как сказано в ч. 4 ст. 415 ГПК, суд апелляционной инстанции по окончании подготовки дела лишь «предлагает юридически заинтересованным в исходе дела лицам ознакомиться до рассмотрения дела с дополнительными доказательствами».

Несколько меняются условия применения судом второй инстанции полномочия, связанного с отменой решения и направлением дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции. В прежней редакции п. 2 ст. 425 ГПК говорилось, что дело подлежит направлению на новое рассмотрение, если «ошибки, допущенные судом первой инстанции, не могут быть исправлены судом кассационной инстанции». Теперь же суд апелляционной инстанции, рассмотрев жалобу (протест), вправе «отменить решение полностью или в части и направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции, если при рассмотрении дела судом апелляционной инстанции установлено существенное нарушение норм процессуального права, которое не может быть устранено в порядке апелляционного производства либо препятствует суду апелляционной инстанции в исследовании новых доказательств или в установлении фактов, которые не являлись предметом исследования суда первой инстанции» (п. 5 ст. 423 ГПК).

На первый взгляд, условия для направления дела на новое рассмотрение стали более жесткими. Однако если внимательно проанализировать п. 5 ст. 423 ГПК, то можно прийти к выводу, что, во-первых, закрепленные в нем условия по-прежнему носят оценочный характер, а во-вторых, их смысл фактически сводится к тому, о чем раньше уже говорилось в п. 2 ст. 425 ГПК: дело подлежит направлению на новое рассмотрение, если выявленная ошибка препятствует суду второй инстанции поставить окончательную точку в разрешении спора. Поэтому не исключено, что новая редакция п. 5 ст. 423 ГПК сама по себе (без изменений в самом мышлении судей второй инстанции) не приведет к уменьшению количества передаваемых на новое рассмотрение дел.

В свою очередь, хотелось бы высказать некоторые рекомендации относительно предстоящего применения п. 5 ст. 423 ГПК. На наш взгляд, дело должно направляться на новое рассмотрение всегда, когда судом второй инстанции будут установлены безусловные основания к отмене решения, то есть те основания, о которых говорится в ч. 4 ст. 424 ГПК. Еще один критерий для реализации данного полномочия — если для правильного разрешения дела необходимо проделать большой объем работы с доказательствами (заново исследовать все и большую часть из имеющихся в деле доказательств, получить значительное количество новых доказательств).

В последней ситуации передавать дело на новое рассмотрение необходимо для того, чтобы проверочная деятельность суда второй инстанции не превращалась в повторное разбирательство дела по существу, чтобы суд второй инстанции не подменял собой суд первой инстанции. Случаи же, когда по делу необходимо проделать большой объем доказательственной работы, как нам представляется, таковы: суд первой инстанции нарушил процедуру получения и (или) исследования значительного количества доказательств; не учел многие факты, входящие в предмет доказывания; не привлек к участию в деле субъектов, чье участие было необходимо (например, обязательных соучастников, прокурора), и др.

Нельзя не отметить, что при изложении Законом № 94-З главы 32 ГПК в новой редакции был «утерян» ряд, как нам представляется, очень важных правил, содержавшихся раньше в ст. 428 «Определение об отклонении кассационной жалобы или кассационного протеста», ст. 429 «Определение об отмене решения и передаче дела на новое рассмотрение», ст. 431 «Обязательность указаний суда кассационной инстанции».

 

Апелляционное определение

Как и ранее, суд второй инстанции по результатам рассмотрения жалобы (протеста) будет выносить определение (ч. 1 ст. 428 ГПК). Вместе с тем вопросы структуры и содержания определения суда второй инстанции получили более системное регулирование. Так, в ч. 2 ст. 428 ГПК говорится, что определение суда апелляционной инстанции состоит из вводной, описательной, мотивировочной и резолютивной частей, и дальнейший текст статьи подробно раскрывает, какие сведения должна содержать каждая из частей определения. Для сравнения: прежняя редакция ч. 2 ст. 427 ГПК содержала просто перечень информации, подлежавшей отражению в соответствующем определении.

Особо следует отметить норму ч. 5 ст. 428 ГПК, которая предписывает суду апелляционной инстанции включать в резолютивную часть определения помимо всего прочего «указание на распределение судебных расходов, в том числе понесенных при рассмотрении дела в суде апелляционной инстанции». Это очень важная новелла, так как в период действия кассационного производства суды второй инстанции в случае вынесения нового решения или изменения проверяемого нередко «забывали» изменить распределение между сторонами судебных расходов, понесенных ими в суде первой инстанции, а также распределить между сторонами расходы, связанные с пересмотром решения.

Ряд новых правил закрепляет ст. 429 ГПК:

  • определение суда второй инстанции выносится в совещательной комнате (прежде на практике это фактически так и происходило);
  • после подписания определения суд должен немедленно возвратиться в зал судебного заседания и огласить резолютивную часть определения с устным обоснованием принятого решения (правила кассационного производства не предусматривали оглашения определения в таком «усеченном» варианте);
  • оглашение осуществляется председательствующим или одним из судей (вероятнее всего, это будет именно тот член состава суда, который готовил доклад по делу и проект апелляционного определения).

 

Пересмотр определений

В предыдущей редакции гл. 32 ГПК все нормы о пересмотре определений суда первой инстанции содержались в ее пятом параграфе. Закон № 94-З некоторые из этих норм вынес в § 1 гл. 32 ГПК (см. наименование § 1, а также ст. 400, 401), в чем вряд ли была какая-то необходимость.

Во-первых, этим нарушается системность в изложении и восприятии нормативного материала.

Во-вторых, возникает дублирование правового регулирования: ведь в ст. 433 ГПК прямо сказано, что подача и рассмотрение частной жалобы (протеста) осуществляются в порядке, установленном для подачи и рассмотрения апелляционной жалобы (протеста).

В-третьих, законодателем были допущены и ошибки по существу. Так, перечисляя в ч. 1 ст. 400 ГПК лиц, которые вправе обжаловать определения, он «забыл» (в отличие от того, как это сделано применительно к обжалованию решений, — ч. 1 ст. 399 ГПК) упомянуть лиц, не являющихся юридически заинтересованными в исходе дела, но о правах или обязанностях которых суд вынес определение. Субъекты же опротестования определений законодателем обозначены как «прокуроры», что, как видно из ч. 3 ст. 399 ГПК (регулирующей аналогичный вопрос в отношении решений), является неверным.

А вот рассмотрение дел по частным жалобам (протестам) теперь будет осуществляться судом второй инстанции в единоличном составе (ч. 3 ст. 10 ГПК). Это правило не распространяется на определения, которыми дело разрешено по существу. Однако какие определения считать разрешающими дело по существу, а какие нет — законодатель не разъяснил, в связи с чем на практике по этому поводу могут возникнуть затруднения.

Регулирование полномочий суда второй инстанции при пересмотре определений тоже несколько изменилось. В частности, законодатель предоставил судам второй инстанции право изменять определения (п. 2 ст. 434 ГПК), а также установил условия для передачи вопроса (в случае отмены определения) на новое рассмотрение в суд первой инстанции: если решение вопроса относится к исключительной компетенции суда первой инстанции или суд первой инстанции допустил существенное нарушение норм процессуального права, которое не может быть устранено в апелляционном порядке (п. 4 ст. 434 ГПК).