Компенсация морального вреда: сколько стоит жизнь человека?

Автор: Павел ЛАТЫШЕВ, помощник адвоката.

В последнее время дорожно-транспортные происшествия стали настоящим бедствием современного общества. Ежегодно в результате ДТП погибает больше людей, чем в военных конфликтах. Жертвами автотранспортных средств в мире ежегодно становятся свыше 300 000 человек.

В нашей стране ежегодно происходит 7−8 тысяч ДТП, 2 тысячи из которых — по вине пьяных водителей. В результате этого погибают 1,5–2 тысячи человек, еще больше  получают ранения, становятся инвалидами.

Дорожно-транспортные происшествия происходят по множеству причин, среди которых можно выделить следующие:

  • управление автомобилем в состоянии алкогольного либо наркотического опьянения;
  • нарушение скоростного режима;
  • отсутствие культуры вождения;
  • беспечность, как водителей, так и пешеходов;
  • ненадлежащее техническое состояние автомобиля;
  • низкий уровень правовой культуры, и как следствие ¾ незнание ответственности за совершенное правонарушение.

Смерть человека является наиболее страшным последствием нарушения правил дорожного движения. Однако на практике при привлечении виновного к ответственности и взыскании с него морального вреда за причинение смерти близкого, суд, по нашему мнению, не всегда справедливо подходит к определению размера компенсации за причиненные страдания. Автором было изучено несколько уголовных дел данной категории. Приведем одно из них.

Пример

Рассмотрев в открытом судебном заседании уголовное дело по обвинению гражданина Р. в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 317 Уголовного кодекса Республики Беларусь, 9 января 2008 г. суд Центрального района г. Минска установил, что обвиняемый допустил нарушение ПДД, повлекшее по неосторожности смерть гражданина Б. при следующих обстоятельствах.

15 августа 2007 г. около 8 часов, управляя технически исправным автомобилем Seat Toledo, он двигался по ул. Сторожевской в г. Минске в направлении обозначенного регулируемого перекрестка с ул. М. Богдановича. Выполняя маневр правого поворота (по мнению обвиняемого и его защитника) с второстепенной на главную дорогу на разрешающую дополнительную секцию сигнала светофора, гражданин Р. проявил невнимательность и неосмотрительность к окружающей дорожной обстановке и ее изменениям. Не убедившись, что выполняемый им маневр будет безопасен и не создаст помех и препятствий другим участникам дорожного движения, обвиняемый выехал на перекресток, где и совершил столкновение с автомобилем ЗИЛ-43210 под управлением гражданина Б., который двигался по ул. М. Богдановича в прямом направлении со стороны ул. Коммунистической на разрешающий сигнал светофора. После столкновения ЗИЛ-43210 выехал за пределы проезжей части вправо и совершил наезд на здание. В результате ДТП водителю автомобиля ЗИЛ ¾ гражданину Б. — были причинены тяжкие телесные повреждения, которые состояли в причинной связи с наступлением его смерти. Таким образом, суд установил, что своими действиями водитель Seat Toledo ¾ гражданин Р. — грубо нарушил требования п. 7.2, 87, 87.2, 104 Правил дорожного движения, утвержденных Указом Президента Республики Беларусь от 28.11.2005 № 551. Данное нарушение состоит в прямой причинной связи с совершенным ДТП и наступившими последствиями.

На основании изложенного суд постановил признать гражданина Р. виновным в нарушении ПДД лицом, управляющим ТС, повлекшем по неосторожности смерть человека, и на основании ч. 2 ст. 317 УК назначил ему наказание в виде ограничения свободы сроком 3 года без направления в исправительное учреждение открытого типа, с лишением права управлять всеми видами транспортных средств сроком 4 года. Кроме того, было постановлено взыскать с виновного в пользу потерпевшей гражданки Б. в счет компенсации морального вреда 10 млн бел руб.

Однако это было лишь начало всего процесса, который продолжается уже 4-й год. Дело находится на рассмотрении все в том же суде Центрального района уже в 3-й раз. Мы не будем заострять внимание на самих событиях процесса, а проанализируем его составляющую часть касательно компенсации морального вреда.

В иске потерпевшая просила взыскать с обвиняемого 60 млн бел. руб. в качестве компенсации морального вреда, а в итоге размер компенсации морального вреда суд определил в 10 млн бел. руб.

Много это или мало? По мнению обвиняемого, много; по мнению потерпевшей, недостаточно. И не только потому, что заявленное исковое требование было больше, но и потому, что приговор суда не учел в полной мере все те физические и нравственные страдания, которые она уже понесла и будет нести всю оставшуюся жизнь, а именно:

  • смерть ее мужа ¾ самый близкий, горячо любимый человек;
  • боль утраты усиливается и в связи с тем, что смерть его была ужасна и преждевременна, он ушел из жизни в расцвете сил;
  • в связи с гибелью мужа и последующими нервными переживаниями ухудшилось состояние здоровья потерпевшей, нарушились устои жизни ее семьи, появилось чувство неуверенности в жизни, боязнь за завтрашний день;
  • ухудшилась материальная обеспеченность семьи, при этом без материальной поддержки осталось 2 детей (погибший был единственным кормильцем).

Позже, 25 декабря 2011 г., состоялось очередное судебное заседание по вышеуказанному делу. В ходе судебных прений представителем потерпевшей и самой потерпевшей было заявлено требование о возмещении морального вреда в размере 100 млн бел. руб. Государственный обвинитель поддержал это требование лишь в части — 50 млн бел. руб. В итоге при оглашении приговора суд постановил взыскать с обвиняемого гражданина Р. 15 млн бел. Руб. в качестве компенсации морального вреда.

Очевидно, что суд при определении размера компенсации морального вреда основывался на предыдущих приговорах, по которым с обвиняемого должна была быть взыскана сумма в размере 10 млн бел. руб. в 2008 году и 15 млн бел. руб. в 2009 году. Данная сумма не была оспорена потерпевшей в кассационном порядке в 2008 и 2009 годах. Но на тот момент вышеуказанная сумма была эквивалентна 5 000 долларов США. Однако с момента вынесения последнего приговора в 2009 году в Республики Беларусь прошли 3 девальвации белорусского рубля, которые обесценили его в несколько раз. И на момент вынесения последнего приговора размер компенсации морального вреда в белорусских рублях был эквивалентен примерно 2 000 долларов США. Как видим, размер компенсации снизился с 5 000 долларов США до 2 000. Однако материальное положение потерпевшей за прошедшее время никак не улучшилось, а нравственных страданий стало еще больше, и данное снижение размера компенсации морального вреда еще больше ухудшило материальное состояние семьи потерпевшей. Нам представляется, что по данному делу объективно отражается негативное отношение суда к потерпевшей, выразившееся в том, что суд не учел изменившихся обстоятельств в экономике и не произвел соответствующий перерасчет размера суммы компенсации морального вреда, что прямо нарушает принцип справедливости.

С учетом изложенного нам видится необходимым внесение изменений в ст. 970 Гражданского кодекса Республики Беларусь касательно корректировки размера компенсации морального вреда исходя из экономической ситуации в стране.

Автор предложил бы изложить эту норму в следующей редакции:

Статья 970. Способ и размер компенсации морального вреда

1. Компенсация морального вреда осуществляется в денежной форме.

2. Размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости.

Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего.

3. При окончательном определении размера компенсации морального вреда суд должен применять соответствующие корректирующие коэффициенты исходя из девальвационных и инфляционных процессов в экономике.

В качестве примеров можно привести еще 2 дела, связанных с ДТП. По делу гражданина Н. суд удовлетворил требования иска о взыскании морального вреда за погибшую дочь пострадавших (2 истца) в общей сложности на 30 миллионов рублей, а по делу гражданина С. было постановлено возместить живым, но получившим в результате ДТП травмы различной степени тяжести, двоим истцам почти по 4 миллиона рублей. Эти примеры указывают на несовершенство законодательства в вопросах размера компенсации морального вреда. В одних случаях суд за одно и то же действие (причинение смерти по неосторожности в результате ДТП) взыскивает большую сумму, а в другом ¾ весьма незначительную.

В этой связи представляется актуальным разработка и законодательное закрепление механизма, который позволил бы полнее регламентировать отношения в анализируемой сфере. Используя такого рода механизм, суд мог бы принимать более справедливые и обоснованные решения по делам, связанным с компенсацией морального вреда.

www.advokat-latyshev.by

Еще по этой теме: Проблемный аспект, связанный с компенсацией морального вреда, причиненного преступлением