Обязательное распределение: в поисках альтернативы

Автор: Administrator вкл. .

Беларусь является единственной страной в СНГ и одной из немногих в мире, сохраняющей обязательное распределение выпускников вузов, получивших образование за счет бюджета. Об эффективности нашей системы обеспечения первого рабочего места "Экономическая газета" беседует с доцентом Департамента социологии Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики» (Санкт-Петербург), экспертом Общественного Болонского комитета Андреем ЛАВРУХИНЫМ.

Андрей Владимирович, Беларусь занимает особое положение среди стран СНГ, сохраняя принудительное распределение выпускников вузов, но, с другой стороны, государство считает эту меру социальной гарантией, обеспечивающей низкую безработицу среди молодежи. Здесь есть прямая связь?

По оценке статкомитета СНГ, в 2014 г. Беларусь имела наихудшие показатели молодежной безработицы (28%) и занимала 4-е место снизу после Таджикистана (37%), Киргизии (35%) и Азербайджана (34%). Если сосредоточиться на интересующей нас социальной группе – людях с высшим образованием, то здесь доля безработных в странах СНГ значительно больше, чем в ЕС, – 24% против 7%. Поэтому не стоит обольщаться насчет прямого положительного влияния распределения на молодежную безработицу. Кроме того, эта мера деструктивно влияет на рынок труда.

– В чем именно заключается негативное влияние?

В систему распределения, как правило, попадают рабочие места с высокой текучестью кадров и низким уровнем оплаты труда, в то время как престижные и выскооплачиваемые вакансии заполняются на конкурсной основе и не предлагаются выпускникам. Поэтому, с одной стороны, выпускники рассматривают обязательное распределение как наказание, от которого нужно уклоняться всеми возможными способами (что способствует коррумпированию системы распределения), с другой — в условиях предопределенности трудовой судьбы они пассивны в поиске рабочего места. Таким образом, обязательное распределение дисбалансирует взаимодействие рынка образования и рынка труда.

Обязательное распределение усугубляет неэффективность модели прогнозирования потребности в трудовых ресурсах. Формально корректная модель (работодатели формируют спрос) не учитывает специфики поведения госпредприятий на рынке труда: спрос на трудовые ресурсы является производным от административно навязанных объемов производства (прогнозные показатели выпуска продукции) и количественных темпов роста, которые, в условиях экстенсивного развития, обеспечиваются предприятиями за счет роста кадрового ресурса. Между тем за скобками остается качество продукции и эффективность использования имеющихся трудовых ресурсов: как правило, на предприятиях имеется избыток не только товаров, но и кадров. Причем чем хуже финансовое положение предприятия и выше износ его основных производственных фондов, тем больше текучесть кадров и выше потребность в них. В сельском хозяйстве, строительстве и машиностроении она доходит до 60% от среднесписочной численности занятого в этих отраслях населения. Таким образом, уже на этапе прогнозных оценок потребности в специалистах предприятия подают необоснованную информацию на рынок образования.

Кроме того, система обязательного распределения усугубляет негативную практику ориентирования системы образования при предоставлении платных услуг на социальный (спрос населения), а не на экономический спрос (потребности работодателей). В силу превалирования спроса потребителей образовательных услуг над спросом потребителей трудовых ресурсов вузы ориентируются не столько на согласование интересов работодателей и потребителей образовательных услуг, сколько на содействие трудоустройству выпускников.

– Какие явления современного рынка труда непосредственно связаны с обязательным распределением?

Слабые места системы обеспечения первого рабочего места высветил экономический кризис. В этом году ректоры вузов столкнулись с проблемой отзыва заявок работодателями: сокращающие свой штат предприятия больше не в состоянии трудоустраивать «молодых специалистов». Однако еще задолго до кризиса работодатели и выпускники, загнанные государством в условия обязательного распределения, искали и успешно находили пути уклонения от обязательств. Доверие к институту распределения подрывало и само государство, закрывая глаза на накапливающиеся проблемы с обязательным распределением «бюджетников» (1/3 от общей численности выпускников) и лишая права на получение первого рабочего места «платников» (2/3 от общей численности выпускников).

– Почему соседние страны отказались от обязательного распределения?

Во-первых, распределение нарушает положения некоторых конвенций Международной организации труда, кстати, ратифицированных нашей страной. Например, Конвенции относительно принудительного или обязательного труда № 29 и Конвенции об упразднении принудительного труда № 105.

Во-вторых, модель обязательного распределения была хороша при плановой экономике, но после распада Советского Союза экономика и структура занятости населения многих стран радикально изменились – снизилась доля занятых в госсекторе, выросло число предприятий частной, смешанной (с иностранным участием) и иностранной форм собственности. По данным Белстата, в июле 2015 г. на предприятиях и в организациях «чисто» государственной формы собственности было занято 39% экономически активного населения. Трансформация занятости, даже с учетом сильного госучастия в частном секторе экономики, требует новых форм и методов взаимодействия между частными акторами рынка труда и государством.

В-третьих, существенно изменилась и система высшего образования, в т.ч. в Беларуси. Сегодня 2/3 студентов получают образование на платной основе, что говорит о новом типе отношений между «потребителем» и «поставщиком» образовательных услуг – это преимущественно рыночные отношения «купли-продажи». При этом в Беларуси государство – абсолютный монополист на рынке образовательных услуг в сфере высшего образования: почти 90% студентов-платников от их общей численности обучается в государственных вузах. Таким образом, в ситуации, когда 2/3 студентов и 2/3 работодателей находятся друг с другом в прямых рыночных отношениях, а 9/10 студентов-платников обучаются в государственных вузах, сохранение модели обязательного распределения противоестественно.

– Впрочем, гарантии первого рабочего места волнуют не только нас, но и европейские страны...

Программа «Европа–2020» призвана обеспечить 75% занятости всего трудоспособного населения ЕС в возрасте от 20 до 64 лет. Для выпускников выдвинута отдельная цель – к началу следующего 10-летия ни один из них не должен искать работу дольше 4 месяцев по окончании учебного заведения. При этом основная ставка сделана на придание рынку труда большей гибкости. Именно на это, в частности, рассчитан новый европейский проект «Молодежь в движении». Это пакет финансируемых Евросоюзом программ, предоставляющих молодым людям дополнительные возможности для повышения квалификации, стажировок, приобретения другой специальности и поиска работы или продолжения обучения по всему ЕС, дополнительные возможности сотрудничества с европейскими государственными центрами занятости, создания малого бизнеса, формирование европейского механизма предоставления студенческих кредитов. При этом у молодых европейских специалистов есть возможность получать пособие по безработице в другой стране ЕС.

В целом Европейская стратегия занятости базируется на 4 столпах – адаптации, предпринимательстве, трудоустройстве и равных возможностях. Основными инструментами реализации этой стратегии являются: дерегуляция рынка труда (для повышения производительности); придание рынку труда большей гибкости; налаживание тесного сотрудничества между государственными и частными службами по трудоустройству; налаживание эффективной профориентации, обучения и активации всех социальных партнеров через позитивную мотивацию к сотрудничеству.

– Какие европейские достижения в этой сфере можно отметить особо?

– Хорошо зарекомендовавший себя такой инструмент, как дуальная система образования, широко практикуемая в Германии и являющаяся одной из существенных причин самого низкого уровня безработицы среди молодежи в этой стране. Дуальная система предполагает обучение одновременно в двух заведениях: на производстве (до 80% нагрузки) и в учебном заведении (профессионально-теоретическая часть). Дуальная система создает высокую мотивацию как со стороны студента, заинтересованного в получении знаний, необходимых на рабочем месте, так и со стороны работодателя, заинтересованного в качественном практическом обучении своего работника.

Показателен опыт скандинавских стран (Финляндии, Швеции и Норвегии), где с 80-х годов действует система «молодежных гарантий»: служба трудоустройства составляет для каждого обратившегося туда молодого человека индивидуальный план, комбинируя имеющиеся рабочие вакансии, краткосрочные курсы, заочное и очное образование таким образом, чтобы позволить не только заработать на жизнь сейчас, но и иметь хорошие профессиональные перспективы на ближайшее и более отдаленное будущее. Несмотря на то что полноценная система гарантий является немалой нагрузкой для бюджета (скандинавские страны тратят в среднем 1,5% своего ВВП на эти и другие программы в рамках так называемой «активной политики на рынке труда»), эти затраты оказываются оправданными и проносят свои плоды: в этих странах наряду с Германией самый низкий уровень безработицы молодежи в ЕС.

– Насколько эффективна корректировка фискальной политики государства по отношению к вузам и работодателям?

– Как правило, в каждой стране специалисты по-своему обосновывают набор возможных стимулов льготного налогообложения. Например, через введение сниженных тарифов страховых взносов при приеме выпускников учебных заведений на время испытательного периода или установление дифференцированных тарифов страховых взносов при заключении трудовых договоров с молодыми специалистами с разным стажем работы на рынке. Стоит, правда, отметить, что компенсация найма молодых специалистов работодателями не является панацеей и имеет свои границы. Расчет величины возможных налоговых преференций работодателю показывает недостаточность компенсационных выплат: его издержки выше в 2–10 раз (в зависимости от должности). Именно поэтому мероприятия по стимулированию налоговых преференций могут рассматриваться лишь как составная часть комплексной программы по усилению заинтересованности работодателей в сотрудничестве с вузами.

Есть ли у вас рекомендации по совершенствованию белорусской системы обеспечения первого рабочего места?

– Начинать необходимо с разработки системы мониторинга и анализа данных о востребованности специалистов на рынке труда (карьерных траекторий выпускников). Кстати, в России с 2015 г. работает портал мониторинга трудоустройства выпускников вузов. Все желающие могут получить информацию о том, сколько выпускников 2013 г. нашли работу в течение года, в каких регионах они трудоустроены, узнать средний размер их зарплаты. Данные о выпускниках сформированы благодаря взаимодействию вузов и Пенсионного фонда РФ. Работа портала повышает степень открытости системы высшего образования, помогает абитуриентам и их родителям оценить примерные перспективы обучения в том или ином вузе.

В стране должна быть максимально полная, адекватная и репрезентативная статистика рабочих мест. Надо совершенствовать методику прогнозирования перспективной потребности национальной экономики в кадрах, основанную на научно-обоснованном определении количества экономически эффективных рабочих мест на микроуровне.

Отдельно отмечу необходимость введения современных, основанных на успешном зарубежном опыте, форм стимулирования и развития социального партнерства: стимулирование работодателей к трудоустройству выпускников с использованием льготного налогообложения и иных мерх фискальной политики (например, через финансовую помощь работодателю за трудоустройство выпускников); стимулирование вузов к практикоориентированному образованию и заинтересованности в трудоустройстве выпускников (через мониторинг качества образования, рейтингование и финансирование вузов в зависимости от уровня трудоустройства выпускников, развитие дуальной модели образования и др.); развитие государственных и негосударственных центров непрерывного профессионального ориентирования и консультирования и т.д.

В целом система обязательного распределения выпускников вузов должна быть постепенно заменена эффективной системой гарантий первого рабочего места.

Беседовала Елена ПЕТРОШЕВИЧ, "Экономическая газета", № 88 от 20 ноября 2015 г.

Онлайн консультация врача Хотите задать вопрос врачу?