Компенсация морального вреда не всегда возможна

Автор: Олег БАНДЫК, юрист.

Согласно ст. 41 Трудового кодекса Республики Беларусь (далее ― ТК) срочный трудовой договор подлежит расторжению досрочно по требованию работника в случае его болезни или инвалидности, иных уважительных причин, препятствующих выполнению работы по трудовому договору, а также в случае нарушения нанимателем законодательства о труде, коллективного договора, трудового договора.

 

В указанной норме ТК определено также, что факт нарушения нанимателем законодательства о труде, коллективного договора, трудового договора устанавливается уполномоченным органом надзора за соблюдением законодательства о труде, профсоюзами и (или) судом.

Но большинство подобных трудовых споров разрешается именно в судебном порядке. Приведем пример.

 

Фабула дела

Гражданин М. работал в ООО «В» по контракту в должности инженера. В связи с задержкой выплаты заработной платы он обратился в межрайонный отдел департамента государственной инспекции труда с заявлением об установлении факта нарушения нанимателем законодательства о труде и контракта. Там установили факт задержки выплаты заработной платы гражданину М. на 3календарных дня, по результатам данной проверки наниматель был привлечен к административной ответственности по ч. 1 ст. 9.119 Кодекса Республики Беларусь об административных правонарушениях. В свою очередь, гражданин М. обратился к нанимателю с заявлением о расторжении контракта в связи с ненадлежащим выполнением условий контракта нанимателем. Но наниматель отказал в удовлетворении требования работника, поэтому гражданин М. обратился в суд с иском о расторжении контракта по требованию работника на основании ст. 41 ТК.

 

Позиция истца

В заявлении истец указал, что согласно условиям контракта, заключенного между ним и ответчиком, выплата заработной платы производится ежемесячно 15 числа. Однако ответчик не исполнил свою обязанность по своевременной выплате заработной платы, данный факт подтвержден и межрайонным отделом департамента государственной инспекции труда. В соответствии с условиями контракта трудовые отношения могут быть расторгнуты по требованию работника в случае невыполнения или ненадлежащего выполнения условий контракта по вине нанимателя. Контрактом также установлена компенсация в размере трех среднемесячных заработных плат в случае досрочного расторжения контракта с работником из-за невыполнения или ненадлежащего выполнения его условий по вине нанимателя.

Кроме того, истец, ссылаясь на ст. 246 ТК, требовал также возмещения морального вреда, причиненного ему отказом ответчика от удовлетворения его требований о расторжении контракта во внесудебном порядке.

Таким образом, требования истца сводились к следующему:

  • расторгнуть контракт на основании ст. 41 ТК;
  • взыскать с ответчика компенсацию в размере трех среднемесячных заработных плат;
  • взыскать с ответчика 3 000 000 руб. в качестве возмещения причиненного морального вреда.

В обоснование своих требований истец представил следующие доказательства:

1. Объяснения самого истца.

2. Копию контракта с нанимателем.

3. Копию ответа межрайонного отдела департамента государственной инспекции труда.

4. Копию заявления нанимателю о расторжении контракта.

5. Копию ответа нанимателя на заявление о расторжении контракта.

 

Позиция ответчика

Ответчик не признал исковые требования в полном объеме и заявил, что при отказе от удовлетворения требований истца о расторжении контракта во внесудебном порядке он руководствовался принципом сохранения трудовых отношений и незначительностью допущенного им нарушения контракта.

Требование истца о взыскании морального вреда, по мнению ответчика, является незаконным и необоснованным по следующим причинам. Под моральным вредом понимается испытываемые гражданином физические и (или) нравственные страдания (ч. 1 ст. 152 Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее ― ГК)). Физические страдания ― это физическая боль, функциональное расстройство организма, изменения в эмоционально-волевой сфере, иные отклонения от обычного состояния здоровья, которые являются последствием действий (бездействия), посягающих на нематериальные блага или имущественные права гражданина. Нравственные страдания выражаются, как правило, в ощущениях страха, стыда, унижения, а равно в иных неблагоприятных для человека в психологическом аспекте переживаниях, связанных с утратой близких, потерей работы, раскрытием врачебной тайны, невозможностью продолжать активную общественную жизнь, с ограничением или лишением каких-либо прав граждан (п. 8 постановления Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 28.09.2000 № 7 «О практике применения судами законодательства, регулирующего компенсацию морального вреда» (далее ― Постановление № 7)).

В соответствии со ст. 246 ТК (на которую ссылался истец как на основание своих требований) моральный вред компенсируется исключительно в следующих случаях:

  • увольнения без законного основания;
  • увольнения с нарушением установленного порядка;
  • незаконного перевода на другую работу.

Однако истец до настоящего времени не уволен с работы, его перевод на другую работу также не производился, поэтому основания для компенсации морального вреда в соответствии со ст. 246 ТК отсутствуют.

Согласно п. 3 Постановления № 7 если компенсация морального вреда предусмотрена в нормах ГК, регулирующих отдельные виды отношений (ст. 153, 968–970), а также в нормах ТК (ст. 246), Уголовного кодекса Республики Беларусь (ст. 44) или в других актах законодательства, то моральный вред компенсируется в порядке и на условиях, предусмотренных этими нормами или актами законодательства. Однако если вытекающее из этих отношений требование о защите нематериального блага основано на общих нормах ГК, то применяются правила ответственности, установленные ст. 152 ГК.

Кроме того, ст. 179 Гражданского процессуального кодекса Республики Беларусь устанавливает, что каждая сторона доказывает факты, на которые ссылается как на основание своих требований или возражений. По мнению ответчика, истец не представил доказательства того, что нарушение каких-либо его личных неимущественных и (или) имущественных прав в сфере трудовых отношений (ст. 11 ТК) повлекло за собой физические и (или) нравственные страдания. Истец не представил документальные доказательства, подтверждающие факты, на которые он ссылается при обосновании своего права на компенсацию морального вреда (стресс, психологические переживания, расстройства сна). Ответчик заявил, что при таких обстоятельствах оснований для компенсации истцу морального вреда не имеется.

Таким образом, ответчик просил суд отказать истцу  в заявленных исковых требованиях в полном объеме.

 

Решение суда

Суд пришел к выводу, что представленные доказательства с учетом заключения межрайонного отдела департамента государственной инспекции труда подтверждают факт нарушения ответчиком условий контракта и трудового законодательства. Поэтому требования о расторжении контракта и выплате истцу компенсации в размере трех среднемесячных заработных плат в соответствии со ст. 41 ТК являются обоснованными и подлежат удовлетворению.

Вместе с тем суд указал, что оснований для удовлетворения требований о компенсации морального вреда согласно ст. 246 ТК не имеется, поскольку данная статья устанавливает закрытый перечень случаев, при которых возможна компенсация, и в рассматриваемом деле ни один из этих случаев не нашел подтверждения. При этом суд также поддержал позицию ответчика в том, что истец не представил доказательства нарушения каких-либо его личных неимущественных и (или) имущественных прав в сфере трудовых отношений, которое повлекло за собой физические и (или) нравственные страдания истца.

Таким образом, суд отказал в удовлетворении исковых требований в части компенсации морального вреда.