Наниматель может только улучшать условия

Автор: Олег БАНДЫК, юрист вкл. .

Статьей 7 Трудового кодекса Республики Беларусь (далее — ТК) установлено, что источниками регулирования трудовых и связанных с ними отношений являются, в частности, ТК, коллективные договоры, а также соглашения и иные локальные нормативные правовые акты, заключенные и принятые в соответствии с законодательством. Локальные нормативные правовые акты, содержащие условия, ухудшающие положение работников по сравнению с законодательством о труде, являются недействительными.

Наниматель вправе устанавливать дополнительные трудовые и иные гарантии для работников по сравнению с законодательством о труде. В случае противоречия норм законодательства о труде равной юридической силы применяется норма, содержащая более льготные условия для работников.

В качестве примера приведем одно судебное дело.

В суд с исковым заявлением обратилась гражданка О., указав при этом следующее.

Ее дочь, гражданка Л., с 10.06.2002 работала лаборантом ГУ «Б», была членом профсоюза. В рабочее время при выполнении задания нанимателя на ООО «К» с ней произошел несчастный случай — она упала в неогороженный (открытый) приямок пресса и в последующем от полученных травм скончалась в больнице.

Соглашением между областным исполнительным комитетом, областными объединениями нанимателей и областным объединением профсоюзов (далее — Соглашение) было предусмотрено, что наниматели устанавливают в коллективных договорах единовременные дополнительные (сверх установленных законодательством) выплаты с учетом потери трудоспособности работникам, пострадавшим на производстве от несчастных случаев и профзаболеваний, семьям погибших по вине нанимателя в размере не менее 10 среднегодовых заработков работника. На основании этого после смерти дочери гражданка О. обратилась к ГУ «Б» с требованием о выплате причитающейся суммы. Однако ГУ «Б» отказало в выплате, что послужило основанием для обращения с исковым заявлением в суд.

Представитель ответчика оспаривал наличие несчастного случая на производстве, мотивируя тем, что гражданка Л. погибла не на своем производстве. Кроме того, представитель ответчика заявил об отсутствии вины нанимателя в несчастном случае, произошедшем с гражданкой Л., поскольку последняя работала в это время на ООО «К», который не обеспечил безопасные условия труда. Также ответчик в своих возражениях указал, что на основании действующего в ГУ «Б» Коллективного договора мужу Л. было выплачено 10 минимальных заработных плат. Исходя из изложенных обстоятельств ответчик просил оставить исковые требования без удовлетворения.

Изучив все обстоятельства дела, суд пришел к выводу, что доводы ответчика об отсутствии несчастного случая на производстве являются надуманными и опровергаются заключением инспекции труда, актом о несчастном случае на производстве, составленном и утвержденном и.о. главного врача ГУ «Б», фактическими обстоятельствами дела, из которых следует, что лаборант ГУ «Б» Л. погибла в рабочее время, выполняя конкретное задание нанимателя, на основании его приказа по обследованию с выполнением лабораторных и инструментальных замеров на рабочих местах ООО «К».

Несостоятельными суд признал и возражения представителя ответчика об отсутствии вины нанимателя в несчастном случае, поскольку они опровергались заключением государственного инспектора труда и актом о несчастном случае на производстве, в которых констатировалось следующее: причинами несчастного случая стали не только нарушение требований безопасности одной из работниц ГУ «Б», выразившееся в даче указания машинисту пресса на его включение в работу, что являлось грубым нарушением Инструкции по технике безопасности при отборе воздуха, но и недостатки в обучении, инструктаже по охране труда потерпевшей, выразившиеся в некачественной разработке инструкции по технике безопасности при отборе проб воздуха (в частности, отсутствие в них необходимых разделов).

В вину нанимателя было поставлено также некачественное проведение инструктажа по технике безопасности с работниками санитарно-гигиенической лаборатории в части неознакомления персонала с инструкцией «По технике безопасности при отборе проб воздуха» под роспись в журнале установленной формы, что является нарушением п. 7.6 «Типового положения об обучении, инструктаже и проверке знаний работников по вопросам охраны труда». Также указывалось на то, что со стороны ГУ «Б» было допущено нарушение требований ст. 226 ТК. В этой норме указано, что наниматель обязан обеспечивать охрану труда работников, в том числе: условия труда на каждом рабочем месте, соответствующие требованиям по охране труда, контроль за соблюдением законодательства об охране труда работниками, разработку и реализацию мероприятий по улучшению условий и охраны труда, принятие мер по предотвращению аварийных ситуаций, проверку знаний работников по вопросам охраны труда и т.д.

Суд указал, что в рассматриваемой ситуации не имеет значения и то обстоятельство, что компетентными следственными органами не была установлена прямая причинно-следственная связь между виной ответственных должностных лиц за охрану труда в ГУ «Б» и наступившим следствием — гибелью работника на производстве, поскольку наниматель, вопреки требованиям ст. 226 ТК, ненадлежащим образом выполнил свою обязанность по обеспечению охраны труда работницы Л. всеми перечисленными в данной статье способами.

Из ст. 358 ТК следует, что соглашение — нормативный акт, содержащий обязательства сторон по регулированию отношений в социально-трудовой сфере на уровне определенной профессии, отрасли, территории.

Согласно ст. 360 ТК содержание соглашений определяется сторонами в пределах их компетенции. Генеральное соглашение может содержать положения, в том числе, о (об):

  • развитии социального партнерства и сотрудничества, содействии заключению коллективных договоров, предупреждении трудовых конфликтов и забастовок, запрещении массовых увольнений;
  • основных критериях жизненного уровня работников и членов их семей, в том числе минимальном потребительском бюджете, минимальной заработной плате, пенсиях, государственных пособиях, стипендиях;
  • заработной плате работников бюджетных организаций и иных организаций, получающих субсидии, работники которых приравнены по оплате труда к работникам бюджетных организаций, государственных пособиях, стипендиях, пенсиях, компенсационных выплатах в зависимости от роста цен по сравнению с установленным минимумом;
  • обеспечении занятости;
  • охране труда и окружающей среды;
  • иных трудовых и социально-экономических условиях.

Тарифные и местные соглашения устанавливают социально-трудовые гарантии и преимущества для работников в зависимости от особенностей отрасли или региона по вопросам организации, условий, оплаты и охраны труда, заключения и расторжения трудовых договоров, при проведении приватизации и др.

В соответствии со ст. 362 ТК условия коллективного договора, соглашения, ухудшающие положение работников по сравнению с законодательством, являются недействительными.

Генеральное соглашение является основой для тарифных и местных соглашений, коллективных договоров.

Из ч. 1 ст. 364 ТК следует, что содержание коллективного договора определяется сторонами в соответствии с генеральным, тарифным и местным соглашениями (при их наличии) в пределах их компетенции, а также ТК в предусмотренных им случаях.

Согласно ст. 365 ТК коллективный договор распространяется на нанимателя и всех работников, от имени которых он заключен. Действие коллективного договора распространяется на работников, от имени которых он не заключался (вновь принятых и др.), при условии, если они выразят согласие на это в письменной форме.

Сфера действия соглашения определяется сторонами в пределах их полномочий.

В п. 5 Коллективного договора ответчика было предусмотрено оказание материальной помощи «при смерти сотрудников 10 минимальных зарплат». Материальная помощь в размере 10 минимальных заработных плат была выплачена мужу погибшей, и это не оспаривалось истицей при рассмотрении дела.

В то же время в соглашении между областным исполнительным комитетом, областными объединениями нанимателей и областным объединением профсоюзов было предусмотрено, что наниматели устанавливают в коллективных договорах единовременные дополнительные (сверх установленных законодательством) выплаты с учетом потери трудоспособности работникам, пострадавшим на производстве от несчастных случаев и профзаболеваний, в том числе, семьям погибших по вине нанимателя в размере не менее 10 среднегодовых заработков работника.

Из ч. 3 указанного соглашения следовало, что оно является актом, действующим на территории области, распространяется на всех нанимателей, членов профсоюзов, служит основой и устанавливает минимальные, обязательные для нанимателей социальные гарантии при заключении местных соглашений и коллективных договоров.

В п. 47 Генерального соглашения между Правительством Республики Беларусь, республиканскими объединениями нанимателей и профсоюзов было указано, что стороны рекомендуют включать в отраслевые и местные тарифные соглашения, а также коллективные договоры следующие положения, предусматривающие: выплату из средств нанимателя семье погибшего на производстве работника, помимо установленного законом возмещения ущерба, единовременной компенсации в размере не менее 10 годовых заработков погибшего, исчисленных по заработку за год от месяца, предшествующего несчастному случаю.

В п. 1.2 Коллективного договора ГУ «Б», действовавшего в тот период, было указано, что нормы и положения Генерального, отраслевого и местного соглашений обязательны для исполнения нанимателем и профкомом.

Проанализировав приведенные нормы соглашений республиканского и местного уровней, ТК и коллективный договор ответчика, суд пришел к выводу, что условия коллективного договора ответчика в части материальной компенсации семье погибшего работника в 10 минимальных заработных плат существенно ухудшают положение работника ГУ «Б» по сравнению с положениями Генерального и местного соглашений в этой части, предусматривающих единовременную компенсацию в большем размере — 10 годовых заработков погибшего работника. При этом в Генеральном соглашении такие выплаты предусмотрены без учета вины нанимателя.

Соответственно, в силу ст. 7, 362, 364, 365 ТК, а также п. 1.2 Коллективного договора в отношении ответчика подлежали применению в данном случае положения о компенсации, предусмотренные Генеральным соглашением.

Истица приходилась погибшей гражданке Л. матерью, проживала с ней, зятем и внуком с 2000 по 2004 год, вела с ней общее хозяйство и в силу ст. 59 Кодекса Республики Беларусь о браке и семье являлась членом семьи гражданки Л.

На основании изложенного суд удовлетворил заявленные исковые требования, взыскав с ответчика в пользу истца 10 годовых заработных плат Л. с учетом индексации и уменьшения этой суммы на размер выплат, произведенных мужу Л. 

Онлайн консультация врача Хотите задать вопрос врачу?