Ювенальная юстиция — реальный шаг к снижению детской преступности

Автор: Ольга ПРИДНЯ, юрисконсульт, студентка магистратуры Академии Управления при Президенте Республики Беларусь.

Когда автор этих строк попыталась провести мини-опрос жителей столицы на тему «Знаете ли вы, что такое ювенальная юстиция», 12 из 20 респондентов ответили, что впервые слышат это словосочетание. А очень жаль, потому что если вспомнить известное изречение «Дети — наше будущее», то можно без преувеличения утверждать: наше будущее напрямую зависит от развития ювенальной юстиции.

 

Первоначально ювенальная юстиция появилась в Соединенных Штатах Америки. Лингвистически сочетание слов «ювенальная» (от лат. juvenalis — юный) и «юстиция» означает, что речь идет одновременно и об общем, и о специальном понятии юстиции. Как часть общей юстиции, она «наследует» ее принципы и институты. Специфическое понятие ювенальной юстиции отличает ее от общей юрисдикции, создает степень ее автономности. Оригинальная английская версия — Juvenile Justice — в аутентичном русском тексте переведена как «правосудие в отношении несовершеннолетних».

 

До 18 и старше

Несовершеннолетний — человек, не достигший определенного возраста, с которым закон связывает полную гражданскую дееспособность, то есть возможность реализовывать в полном объеме предусмотренные Конституцией права, свободы и юридические обязанности. Возраст несовершеннолетия не является универсальным для всех государств мира. В Беларуси несовершеннолетним считается гражданин, которому еще не исполнилось 18 лет. Но есть страны, где возраст совершеннолетия наступает в 15, 20 лет и даже в 21 год. Поэтому, когда о возрастной группе несовершеннолетних идет речь в международно-правовых актах, обычно в качестве границы указывается 18 лет, после чего следует оговорка «если иной возраст не установлен национальным законодательством».

Так, включив в законы понятие несовершеннолетнего, законодатели всего международного сообщества установили юридическую границу между несовершеннолетием и совершеннолетием, создав автономную группу людей — носителей специфических прав и обязанностей. Зачем было нужно создавать такую автономную группу? Да затем, что дети и подростки в силу своих особых психофизиологических и социальных качеств нуждаются в специальной правовой защите.

 

Когда ребенок уходит из семьи…

Почему несовершеннолетний, ребенок совершает противоправные поступки, что его толкает на это? Очевидно, когда ребенку плохо в семье (что не обязательно связано с физическим насилием, чаще — с насилием психологическим), когда его не замечают (а ребенок воспринимает это как насилие), он уходит из семьи. Пусть не всегда в прямом смысле слова, но личностно. Семья перестает на него влиять. Главная задача любого ребенка — явить себя миру, не быть белой вороной. И вот он уходит в свой микросоциум — на улицу, которая предлагает свои сюжеты: ребенок может совершить правонарушение, сам подвергнуться насилию, сесть на иглу или просто болтаться без дела. Но все это вторично, важно понимать, что первичной, ключевой в данном вопросе является проблема семейного насилия.

Ответом на насилие может быть только развитие правовых технологий. Конечно, общество, государство не имеют права произвольно вмешиваться в судьбу семьи. Но они обязаны вмешаться, когда у семьи нет ресурса, чтобы решать собственные проблемы. Значит, надо выработать некую технологию, когда будет возможно реагировать уже на первые сигналы неблагополучия, найти правовой механизм, который обеспечит своевременное и адекватное вмешательство в семью. Под такой правовой технологией и понимается ювенальная юстиция как система государственных органов, осуществляющих правосудие по делам о преступлениях и правонарушениях, совершенных несовершеннолетними. В эту систему входят также государственные и негосударственные структуры, которые контролируют исправление и реабилитацию несовершеннолетних преступников, занимаются профилактикой детской преступности, обеспечивают социальную защиту семьи и прав ребенка.

Необходимо отметить, что мировая практика ювенальной юстиции, эволюционируя, перешла к изучению более глубокого периода — не того, когда ребенок совершает правонарушение, а когда он сам является жертвой. Ювенальная юстиция направлена на подавление безразличия. Ребенок, которого избивает каждый вечер пьяный отец, несмотря на все унижения и муки, вряд ли обратится за помощью. Ведь как бы то ни было, этот человек — его отец. Приходя каждый день в школу, возможно, неопрятным, несобранным, отстающим от ребят, такой ребенок, несомненно, обращает на себя внимание. И когда в школе будет не формально числиться, а реально работать человек (ювенальный работник), обладающий достаточными полномочиями оградить несчастного ребенка от страданий, только тогда мы сможем действительно помочь таким детям. Например, во Франции ювенальные суды в 80% случаев рассматривают дела, когда ребенок является жертвой. Еще нет никакого малолетнего правонарушителя, но ребенку плохо — и это уже повод для общества задуматься, прибегая к помощи правовых технологий.

Какими ресурсами обладает общество, чтобы облегчить жизнь ребенку? В первую очередь, это специализированный судья, социальные работники. В Норвегии, например, полицейская машина, проезжая мимо частного дома, где плачет ребенок, остановится и сотрудники полиции непременно зайдут в дом выяснить, почему ребенок плачет на протяжении пяти минут.

Допустим, подросток совершил преступление. Неужели его место сразу в тюрьме? Традиционное для нас понимание справедливости как в отношении взрослых, так и в отношении детей, — наказание виновного. «Вор должен сидеть в тюрьме» — хорошо известная аксиома. Однако в отношении ребенка этот подход категорически не правилен.

Инструментом ювенальной юстиции является специализированный — ювенальный — суд, который рассматривает преступления, совершенные как самими несовершеннолетними, так и против них. Когда ребенок болен, его лечит специальный врач — педиатр. Ребенок, который «заболел социально», тоже должен «лечиться» соответствующим специалистом. Нельзя допускать к этому процессу кого угодно, людей, не понимающих природу криминального поведения несовершеннолетних.

 

Вместо карательных — меры реабилитационные

Создание ювенальной юстиции в нашей стране необходимо. Для этого уже кое-что делается. В 2003 году Министерством образования Республики Беларусь с учетом мнений специалистов при поддержке Детского фонда ООН ЮНИСЕФ был разработан проект Концепции ювенальной юстиции. Министерство юстиции, в свою очередь, разработало проект указа Президента «О Концепции ювенальной юстиции в Беларуси».

Ювенальная юстиция в Беларуси должна основываться на модели отхода от уголовного процесса, а также поиске возможности применения реабилитационных, а не карательных мер. Несовершеннолетние не должны подвергаться влиянию судебной системы по нескольким причинам. Во-первых, установление виновности невозможно сочетать с социальными мерами. Во-вторых, для большинства детей наказание бесполезно. В-третьих, социальные решения не должны приниматься теми, кто призван лишь устанавливать факты, но не является экспертом в области нужд и потребностей ребенка. Сюда же стоит добавить отсутствие открытой дискуссии и невозможность досконального изучения проблем ребенка в суде.

У нас в республике на сегодняшний день, к сожалению, нет специально сформированных отдельных судов по рассмотрению дел несовершеннолетних. Между тем предоставление детям возможности быть услышанными и вовлеченными в процесс принятия решения об их дальнейшей жизни должно стать главной целью развития ювенальной юстиции в Беларуси.

Необходимым условием для адаптации ювенальной системы в нашей стране было бы наличие национального общеобразовательного Интернет-портала, посвященного проблемам становления ювенальной юстиции в Республике Беларусь. Такой сайт позволил бы широкому кругу пользователей Сети ознакомиться с понятием ювенальной юстиции, истоками ее зарождения, а также действующими моделями ювенальной юстиции в других странах, стал бы площадкой для обмена опытом специалистов, работающих с детьми. Примером подобного проекта является всероссийский информационный портал http://www.juvenilejustice.ru/.

 

Цифры и факты

По данным Генеральной прокуратуры Республики Беларусь, начиная с 2005 года преступность несовершеннолетних в нашей стране постоянно снижается. В то же время по-прежнему актуальны проблемы пьянства и наркомании в подростковой молодежной среде. Каждое третье преступление совершается подростками в состоянии опьянения. В 2009 году несовершеннолетними было совершено около 6 тысяч преступлений. На долю лиц, не достигших 18 лет, приходится около 7–10% всех преступлений. В структуре подростковой преступности преобладают преступления корыстно-насильственной направленности. Отмечается, что подросткам в большей степени, чем взрослым людям, свойственно совершение ситуативных, чаще всего групповых преступлений. Приблизительно в 40% случаях в правонарушениях замешаны подростки, не занятые трудом и учебой.

В 2009 году в отношении несовершеннолетних совершено 7 153 преступления, в том числе 21 умышленное убийство, 43 умышленных причинения тяжких телесных повреждений, 70 изнасилований, 801 хулиганство, 1841 кража, 361 грабеж, 29 разбоев, 44 вымогательства, 249 мошенничеств.