Сомневаться мало — нужно доказать

Автор: Елена Горелько, консультант Центрального суда г. Минска, Елена Шевченко, адвокат, заведующая юридической консультацией Фрунзенского района г. Минска вкл. .

Судебные споры по наследованию являются одними из самых сложных. Нередко причиной их возникновения становятся сомнения лиц, которых «забыли упомянуть в завещании», по поводу «здравости» рассудка наследодателя. Суду в таких случаях установить истину нелегко, ведь самого лица, оставившего наследство, уже нет в живых. Лишнее подтверждение тому — два примера из судебной практики.

Что упало, то пропало

В суд поступило исковое заявление гражданина А. к гражданке Х. и гражданке Т. о признании завещания и завещательного распоряжения недействительными.

Как указал истец, 9 сентября 2007 г. умерла его сестра, которая страдала целым «букетом» заболеваний, а в октябре 2005 г. перенесла инфаркт головного мозга.После смерти сестры он обратился в нотариальную контору с заявлением о принятии наследства, где узнал, что сестра завещала принадлежащую ей на праве собственности квартиру гражданке Х., а на денежные вклады в ОАО «Сберегательный банк «Беларусбанк» выдала завещательное распоряжение на имя гражданок Х. и Т. Истец считал, что сестра после перенесенного ею тяжелого заболевания находилась в таком состоянии, когда не могла понимать значения своих действий и руководить ими, в том числе и в момент составления завещания и завещательного распоряжения. Ввиду этого он просил суд признать завещание, выданное на имя гражданки Х., и завещательное распоряжение на имя гражданок Х. и Т. недействительными.

Как было установлено в суде, умерла гражданка П. 9 сентября 2007 г. Наследников по закону первой очереди у нее не было. Наследником по закону второй очереди являлся родной брат наследодателя — гражданин А.

В октябре 2005 г. наследодатель перенесла инфаркт головного мозга. Согласно заключению МРЭК ей была определена III группа инвалидности по общему заболеванию бессрочно. Значительных нарушений в самообслуживании, ориентировке, общении, контроле своего поведения комиссия у гражданки П. не зафиксировала.

25 мая 2007 г. П. составила завещание, которое удостоверил государственный нотариус. По завещанию принадлежавшая ей на праве собственности квартира переходила в собственность гражданке Х. 13 апреля 2007 г. наследодатель составила завещательное распоряжение, удостоверенное заместителем заведующего отделения № 510/163 ОАО «Сберегательный банк «Беларусбанк». Согласно этому распоряжению принадлежащий ей денежный вклад П. завещала гражданкам Т. и Х. в равных долях.

В обоснование заявленных требований о признании недействительными завещания и завещательного распоряжения истец сослался на ст. 177 Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее — ГК) и указал, что в силу имеющихся у гражданки П. заболеваний она не могла понимать значения своих действий и руководить ими.

В ходе рассмотрения дела суд допросил нескольких свидетелей. Те дали противоречивые показания: одни из них замечали странности в поведении гражданки П. после перенесенного ею инфаркта, другие же в здравости рассудка П. не сомневались. Допрошенные в качестве свидетелей государственный нотариус, удостоверявший завещание, и участковый врач поликлиники, в которой обслуживалась П., также показали в суде, что психическое здоровье П. сомнений у них не вызывало.

Суд исследовал медицинскую документацию в отношении П., документы, свидетельствующие о совершении ею в оспариваемый период времени других юридически значимых действий. Как установил суд, в этот период гражданкой П. был заключен договор о продаже земельного участка, предварительное соглашение о продаже дачи, договор об оказании риэлтерских услуг и дополнительное соглашение к нему.

По ходатайству представителя истца в отношении П. по делу даже назначалась посмертная судебно-психиатрическая экспертиза. Однако по данным, имеющимся в материалах дела и медицинской документации, экспертная комиссия так и не смогла ответить на поставленные вопросы о психическом состоянии П. В связи с этим суд выяснял у сторон по делу, могут ли они представить дополнительные доказательства, подтверждающие состояние здоровья П. Таковых представлено не было. По ходатайству представителя истца суд повторно назначил посмертную судебно-психиатрическую экспертизу в отношении гражданки П. Экспертная комиссия уже в ином составе исследовала материалы дела и медицинскую документацию. Но и повторно созданная комиссия сообщила о невозможности дачи заключения.

В связи с этим суд пришел к выводу о том, что оснований для удовлетворения исковых требований гражданина А. о признании завещания и завещательного распоряжения, составленных его сестрой П., недействительными не имеется.

Привезла домой, чтобы оформить завещание…

В суд с иском о признании недействительным завещания, удостоверенного частным нотариусом, обратился племянник умершей П. – гражданин Е. По мнению истца, П., составившая незадолго до смерти завещание в пользу гражданки Ж. (своей дальней родственницы), не могла понимать значения своих действий и руководить ими.

По делу были допрошены свидетели, истребована медицинская документация. В результате было установлено, что у умершей не было близких родственников. Уход за ней осуществлял племянник, истец по делу. Будучи в преклонном возрасте, но еще задолго до своей смерти П. составила завещание на его имя. За год до смерти состояние здоровья П. резко ухудшилось, проявились заболевания, связанные с нарушением кровообращения головного мозга. Ответчица по делу незадолго до смерти П. привезла больную к себе в квартиру, вызвала на дом нотариуса, который удостоверил новое спорное завещание. Затем ответчица отвезла гражданку П. домой, где она через 6 дней и скончалась.

С учетом данных обстоятельств была назначена посмертная судебно-психиатрическая экспертиза. Первоначально экспертная комиссия пришла к заключению, что представленных судом материалов недостаточно для дачи ответов на поставленные вопросы. Тогда из больницы скорой помощи дополнительно были истребованы медицинские документы, допрошены свидетели — медицинские работники, осматривавшие П. незадолго до смерти. Была назначена дополнительная посмертная судебно-психиатрическая экспертиза, в ходе которой комиссия установила, что П. в момент совершения юридически значимого действия не могла понимать значения своих действий и руководить ими.

Исковые требования о признании завещания недействительным были удовлетворены.

Как видим из приведенных примеров, решения суда по двум весьма сходным делам могут быть противоположными. Все зависит от полноты и достоверности доказательственной базы. Сомневаться в здравом рассудке наследодателя истец может сколько угодно. Суд же выносит решение, основываясь не на сомнениях, а на доказательствах.

Онлайн консультация врача Хотите задать вопрос врачу?