Сроки в суде и медиации: сравнительный анализ

Автор: Виктор КАМЕНКОВ, заведующий кафедрой финансового права и правового регулирования хозяйственной деятельности БГУ, медиатор, доктор юридических наук, профессор - журнал "Юридический мир", № 4/2017 - .

Перед лицом, у которого возник конфликт или спор, нередко стоит выбор: куда обратиться за его разрешением или урегулированием? Где будет меньше потерь — материальных, моральных, психологических? Где будет более комфортно, в том числе и по затратам времени?

 

Постараемся объективно проанализировать действующее законодательство и практику о сроках рассмотрения дел в судах, а также сроки урегулирования конфликтов в медиации, сформулировать предложения по более эффективной и оперативной правовой помощи лицам, нуждающимся в ней. За основу возьмем действующие нормативные правовые акты:

 

Суд

Обратим внимание, что задачами гражданского процессуального законодательства являются обеспечение правильного и своевременного рассмотрения и разрешения судами гражданских дел, исполнения судебных постановлений и других актов, подлежащих исполнению, защита прав и охраняемых законом интересов граждан и юридических лиц (ст. 5 ГПК). Может возникнуть вопрос: почему эта цель не поставлена в качестве задачи перед судами? Один из вариантов ответов — не только от судов зависят сроки рассмотрения дел в судах.

В свою очередь, одной из задач судов является организация процесса по гражданскому делу с минимально необходимыми затратами сил, средств, времени и обеспечение в пределах, установленных ГПК и иными актами законодательства, сроков решения задач гражданского процессуального законодательства (ст. 25 ГПК). То есть от судов требуется обеспечить минимизацию всех возможных затрат по делу, в том числе затрат времени или сроков. Надо полагать, никто не будет спорить, что сроки при рассмотрении и урегулировании споров и конфликтов относятся к существенным обстоятельствам.

Казалось бы, такая же задача есть у спорящих сторон и иных лиц, участвующих по делу. Никто из них объективно не может быть заинтересован в том, чтобы их споры в судах рассматривались длительное время. Исключение могут составлять лишь те, кто по своему заблуждению рассчитывает «протянуть» время, чтобы уйти от какой-либо ответственности.

Тем не менее ежегодно сроки рассмотрения в судах нарушаются. Чтобы не быть голословными, воспользуемся доступными официальными источниками: «По некоторым жилищным делам имело место затягивание подготовки дела к судебному разбирательству, что было связано с просчетами в организации судопроизводства по конкретным делам. При этом формально двухмесячный срок рассмотрения дела не нарушался, но реальная продолжительность разрешения дела доходила до полугода» (Обзор судебной практики судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Беларусь «Практика применения судами жилищного законодательства при разрешении споров, связанных с договорами найма жилых помещений государственного жилищного фонда (по материалам обзора)» // Судовы веснiк. — № 3. — 2014).

О том, что нарушение сроков рассмотрения дел характерно для всех судов, что это не редкость и не случайность, свидетельствуют и правовые акты высшего коллегиального органа судебной власти: «Вместе с тем в работе судов имеют место и факты невнимательного отношения к обращениям граждан, случаи необоснованного отказа в возбуждении дел, несоблюдения правовых норм, устанавливающих порядок и сроки рассмотрения дел и материалов» (Постановление Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 21.12.2006 № 10 «О практике применения законодательства, обеспечивающего право граждан на судебную защиту, и мерах по повышению ее эффективности в общих судах»).

С одной стороны, суды понять можно и нужно. Нагрузка по количеству рассматриваемых судами дел (различных по категориям и степени сложности) на протяжении последних лет увеличивается. Об этом говорят и руководители судебной системы: «Сегодня среднемесячная нагрузка на судей экономических судов областей (города Минска) по поступившим процессуальным документам составила 130 дел, при этом самая высокая нагрузка на судей наблюдается в экономических судах города Минска, Гомельской и Минской областей (189, 173 и 170 дел соответственно)» (Материалы интернет-конференции по вопросам экономического правосудия // http://court.by/justice/press_office/aff9ad161e678870.html. Доступ 24.12.2016).

С другой стороны, если на государственном уровне комплексно и системно не решать проблему с превышением оптимальной нагрузки на судью, то неизбежно снизится уровень качества правосудия. Это аксиома. Ведь если судье за рабочий день продолжительностью в 7 часов, или 420 минут, необходимо рассмотреть 10–12 дел различной сложности (от 30 до 40 минут на дело), то о каком высоком качестве правосудия можно говорить.

Нашим государством принимаются меры по сокращению нагрузки на судей. Среди комплекса таких мер можно назвать постепенное введение и расширение оснований для приказного, заочного и апелляционного производства, восстановление претензионного порядка, внедрение и постепенная активизация медиации и третейского разбирательства.

В качестве приоритетного направления для оптимизации нагрузки судей рассматривается возможность примирения, в том числе с помощью медиации, и Пленум Верховного Суда в своем постановлении от 29.06.2016 № 3 «О примирении сторон при рассмотрении судами гражданских и экономических споров» (далее — Постановление № 3) отмечает: «Обратить внимание судов, что достижение сторонами гражданских и экономических споров примирения, урегулирование и разрешение спора без проведения судебного разбирательства по существу является одним из приоритетных направлений оптимизации судебной нагрузки и дальнейшего совершенствования судебной деятельности».

Но длительные сроки судебного рассмотрения споров заложены в действующих законах, объективно говоря, такие сроки и необходимы, чтобы обеспечить надлежащее правосудие, а не «штампование» судебных актов. Давайте вспомним, что за судебными решениями судьбы конкретных людей и целых коллективов людей.

Не только судам, но и лицам, обращающимся за судебной защитой, необходимо помнить и понимать, что судебный процесс не всегда может быть скорым. Поэтому при выборе способа защиты своих прав и законных интересов необходимо выбрать оптимальный из них: судебный или альтернативный. Ведь весь судебный процесс может занять временной период от одного месяца до нескольких лет, если учесть объективно и субъективно возможные препятствия: перерывы, приостановления, назначение различных судебных экспертиз, обжалование и принудительное исполнение.

Более точно посчитать эти сроки, установленные процессуальным законом, можно на примере ХПК (в ГПК примерно такие же сроки), учитывая, что 15 дней со дня поступления заявления в суд дается на подготовку дела к судебному разбирательству (ст. 169 ХПК), согласно ГПК у судьи имеется 3 дня для решения вопроса о возбуждении производства по делу (ст. 244), плюс срок не более пяти дней для представления лицами, участвующими в деле, дополнительных доказательств, необходимых для проведения судебного разбирательства и совершения процессуальных действий или для завершения подготовки дела к судебному разбирательству (ст. 173 ХПК). Но и это еще не все, ведь сюда же стоит «приплюсовать» такие обстоятельства:

  • дело должно быть рассмотрено судом первой инстанции в срок не более двух месяцев со дня вынесения определения суда, рассматривающего экономические дела, о назначении дела к судебному разбирательству (ч. 1 ст. 175 ХПК), в ГПК такие же сроки. А дела с участием иностранных граждан, проживающих за границей, и иностранных юридических лиц подлежат рассмотрению судом первой инстанции не позднее одного года со дня поступления заявления в суд (ст. 158);
  • в исключительных случаях с учетом особой сложности дела председателем суда или его заместителем срок рассмотрения дела может быть продлен до четырех месяцев, а дела с участием иностранных лиц, находящихся за пределами Республики Беларусь, — до одного года (ч. 4 ст. 175 ХПК);
  • перерыв в судебном заседании может быть объявлен на срок не более пяти дней (ч. 3 ст. 186 ХПК). В ГПК предусмотрена возможность отложения разбирательства дела, объявления перерыва, а также приостановления производству по делу без указания сроков (ст. 159–161);
  • составление мотивированного решения суда может быть отложено на срок не более пяти дней (ч. 1 ст. 201 ХПК). В ст. 312 ГПК указано, что мотивировочная часть решения составляется в семидневный срок со дня подачи заявления об этом и поступления кассационной жалобы или кассационного протеста на решение, если иное не установлено настоящим Кодексом. В случае пропуска срока на подачу заявления о составлении мотивировочной части решения по уважительной причине этот срок может быть восстановлен судьей, вынесшим решение;
  • апелляционная жалоба (протест) может быть подана в течение 15 дней после принятия судом первой инстанции обжалуемого судебного постановления (ч. 1 ст. 269 ХПК), в ГПК — 10 дней для подачи кассационный жалобы или такого же протеста (ст. 410);
  • апелляционная жалоба (протест) на судебное постановление суда первой инстанции должна быть рассмотрена в срок не более 15 дней со дня ее поступления в суд, включая срок на принятие постановления по результатам ее рассмотрения (ч. 1 ст. 278 ХПК), в ГПК не установлены сроки, в течение которых должно быть назначено к рассмотрению дело в кассационном порядке (ст. 413);
  • — в исключительных случаях с учетом особой сложности дела срок рассмотрения апелляционной жалобы (протеста) может быть продлен председателем суда или его заместителем, но не более чем на пятнадцать дней (ч. 2 ст. 278 ХПК). В ГПК при особой сложности дела, а также в случае необходимости принятия мер по сбору доказательств председатель суда кассационной инстанции и его заместители вправе назначить другую дату рассмотрения дела в пределах двух месяцев со дня принятия решения о назначении другой даты рассмотрения дела (ст. 424);
  • кассационная жалоба (протест) может быть подана в течение одного месяца со дня вступления в законную силу обжалуемого судебного постановления (ч. 1 ст. 285 ХПК);
  • кассационная жалоба (протест) на судебное постановление суда первой или апелляционной инстанции должна быть рассмотрена в срок не более одного месяца со дня поступления дела в суд (ч. 1 ст. 295 ХПК);
  • жалоба в порядке надзора на судебное постановление может быть подана лицам, имеющим право принесения протеста, в срок не более одного года со дня вступления в законную силу судебного постановления (ч. 2 ст. 300 ХПК), а в ГПК — в течение трех лет (ст. 437);
  • жалоба в порядке надзора рассматривается должностным лицом, имеющим право принесения протеста в порядке надзора, в срок не более двух месяцев со дня ее поступления в Верховный Суд Республики Беларусь, Генеральную прокуратуру Республики Беларусь (ч. 1 ст. 308 ХПК);
  • протесты рассматриваются Президиумом Верховного Суда Республики Беларусь в срок не более двух месяцев, а Пленумом Верховного Суда Республики Беларусь — в срок не более трех месяцев со дня поступления протеста в соответствующий суд надзорной инстанции (ч. 4 ст. 312 ХПК).

К перечисленным «плюсам», которые становятся «минусами» во времени и оперативности для кредитора при судебном взыскании долга с дебитора, нужно приплюсовать право, а в некоторых случаях обязанность:

  • отложения судебного разбирательства дела (ст. 179 ХПК) и иных процессуальных действий (ст. 176, 185, 201 ХПК), в том числе и исполнение судебного постановления (ст. 368 ХПК) на различные сроки;
  • приостановления производства по делу (ст. 145–148, 185 ХПК) и приостановления исполнения судебного постановления (ст. 292, 307, 362, 363 ХПК) на разные сроки;
  • отсрочить или рассрочить исполнение судебного постановления (ст. 211, 368 ХПК);
  • объявления иных перерывов в различных судебных процедурах (ст. 173, 185, 186 ХПК).

Такие же возможности по увеличению сроков имеются и в исполнительном производстве при принудительном исполнении судебных актов. Новый Закон Республики Беларусь от 24.10.2016 № 439-З «Об исполнительном производстве» содержит большое количество правовых норм о сроках исполнения, отложения, приостановления и т.д.

Повлиять на указанные сроки у спорящих сторон практически нет возможности, потому что процессуальные сроки по судебным делам устанавливаются законом или судом. Только в тех случаях, когда сроки устанавливает суд, спорящие стороны могут заявлять свои ходатайства об учете их конкретных обстоятельств.

 

Медиация

При выборе медиации как способа урегулирования досудебного конфликта или судебного спора преимущество состоит в том, что сроки проведения медиации являются прерогативой самих сторон. В ст. 10 Закона № 58-З императивно установлено, что соглашение о применении медиации должно содержать положение о том, что все или отдельные споры, которые возникли из связывающего стороны правоотношения, подлежат урегулированию путем проведения медиации, а также сведения о медиаторе (медиаторах), сроке и месте проведения медиации, вознаграждении медиатора. Соглашение о применении медиации может содержать и иные условия, согласованные сторонами.

Более того, другая императивная норма этого же нормативного акта указывает, что срок проведения медиации не может превышать 6 месяцев со дня заключения соглашения о применении медиации (ст. 13). Здесь нет возможности отложить или приостановить сроки без согласия сторон или растянуть их на годы.

Кстати, медиация возможна даже на стадии исполнительного производства.

Поэтому государственное регулирование необходимо даже на законодательном уровне при пропаганде того или иного способа регулирования конфликтов, при распределении больших потоков дел и споров: какие из них должны отправляться в медиацию, в третейское разбирательство, в приказное и заочное производство и т.д. Практика столь высокого регулирования имеется во многих государствах. И об этом имеется много научных публикаций.

«В США и в Англии существует обязательная досудебная медиация, иначе крайне трудно сделать эту процедуру популярной. Добровольной она может стать лишь тогда, когда к ней привыкнут. Ведь труднее всего заставить спорщиков начать диалог, а обязательная медиация их к этому подталкивает. В Англии процедуру медиации стали рассматривать серьезно, только когда за отказ от нее начали накладывать штрафы» (Теперь начинается самое главное». 16-17 ноября 2007 г., г. Москва. Конференция «Медиация. Альтернативные методы разрешения споров и их значение в совершенствовании деловой и корпоративной этики» // Медиация и право. — № 4(6). — 2007. — С. 13).

В Аргентине с 1995 г. обязательная медиация установлена для большинства исков (Ленуар, Н.Н. Альтернативное разрешение споров: переговоры и медиация: Учебн.-метод. пособ. / Н.Н. Ленуар // СПб. — 2004. — С. 25).

«…В канадской провинции Онтарио программа обязательной медиации в судах введена лишь в судах городов Торонто и Оттава, а также графства Эссекс, как это предусмотрено Правилами гражданского процесса, принятыми на основании Закона «О государственных судах» (Courts of Justice Act, RSO 1990. — C. 43. Право и социальное развитие: новая гуманистическая иерархия ценностей: монография / М.М. Аносова, А.А. Аюрова, Ю.Н. Беляева и др.; отв. ред. А.В. Габов, Н.В. Путило. М.: ИЗиСП, ИНФРА-М. — 2015. — С. 272).

Также заслуживает внимания опыт обязательной медиации или принудительного исполнения медиативных соглашений в Италии, в Германии, в Нидерландах, Австрии и Бельгии и иных странах.

На этом фоне можно и необходимо укреплять взаимовыгодную согласованность судов и медиаторов.

В упомянутом выше Постановлении № 3 указано: «Суду следует оказывать активное содействие в достижении сторонами примирения по конкретному спору, при необходимости разъяснять им преимущества, порядок и последствия проведения медиации или примирительной процедуры, заключения медиативного соглашения, соглашения о примирении, мирового соглашения. Разъяснение права на примирение отражается в судебных документах (например, определении о принятии искового заявления и возбуждении производства по делу либо о возбуждении дела и подготовке его к судебному разбирательству, протоколе предварительного судебного заседания)» (п. 3).

Опыт зарубежных государств подсказывает и иные конкретные формы взаимодействия судов и медиаторов: «…связь медиаторов с государственными судами может быть значительной. Так, в Швейцарии медиаторы нередко имеют аккредитацию при кантональном суде. Такая аккредитация не только подтверждает высокий профессионализм и гарантирует соблюдение медиатором норм профессиональной этики, но и при необходимости обеспечивает возможность зафиксировать достигнутое медиативное соглашение в виде вступившего в законную силу судебного решения» (Право и социальное развитие: новая гуманистическая иерархия ценностей: монография / М.М. Аносова, А.А. Аюрова, Ю.Н. Беляева и др.; отв. ред. А.В. Габов, Н.В. Путило. М.: ИЗиСП, ИНФРА-М. — 2015. — С. 272).

Таким образом,

внедрив обязательную медиацию по отдельным категориям дел и наладив надлежащее сотрудничество судов, медиаторов и конфликтующих сторон, в нашем государстве можно обеспечить реальные продвижения в деле защиты права.

Анализ приведенных выше способов урегулирования и разрешения досудебных конфликтов и судебных споров подтверждает имеющийся высокий потенциал для сокращения указанных сроков, для оптимизации и повышения эффективности защиты прав и законных интересов в Республике Беларусь. И в целом для снижения уровня конфликтности в нашем обществе.