Понуждение к заключению договора энергоснабжения с субабонентом

Автор: Сергей БЕЛЯВСКИЙ, юрист, заместитель председателя Гродненского областного отделения Союза юристов.

Договор энергоснабжения в силу ст. 396 Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее — ГК) относится к категории публичных договоров.

В свою очередь, публичным признается договор, заключенный коммерческой организацией и устанавливающий ее обязанности по продаже товаров, выполнению работ или оказанию услуг, которые такая организация по характеру своей деятельности должна осуществлять в отношении каждого, кто к ней обратится (розничная торговля, перевозка транспортом общего пользования, услуги связи, энергоснабжение, медицинское, гостиничное обслуживание и т.п.).

Коммерческая организация не вправе оказывать предпочтение одному лицу перед другим в отношении заключения публичного договора, кроме случаев, предусмотренных законодательством. При этом согласно ст. 415 ГК, если сторона, для которой в соответствии с ГК и иными актами законодательства заключение договора обязательно, уклоняется от его заключения, другая сторона вправе обратиться в суд с требованием о понуждении заключить договор. Сторона, необоснованно уклоняющаяся от заключения договора, должна возместить другой стороне причиненные этим убытки.

Порядок заключения договора энергоснабжения определен п. 1.9 Правил пользования электрической энергией, утвержденных приказом Министерства топлива и энергетики Республики Беларусь от 30.04.1996 № 28 (далее — Правила пользования электроэнергией, Правила). В соответствии с данной нормой договор на снабжение электроэнергией по соглашению сторон заключается в следующем порядке.

Проект договора на снабжение электроэнергией готовит энергоснабжающая организация с учетом требований законодательства и Правил. Энергоснабжающая организация не позднее одного месяца после получения предложения от потребителя, составляет проект договора, подписывает его и направляет потребителю. Потребитель (абонент) подписывает договор и в течение 10 дней возвращает его энергоснабжающей организации.

При возникновении разногласий по условиям проекта договора потребитель может подписать договор с протоколом разногласий, в котором излагает возражения по конкретным пунктам проекта договора со ссылкой на законодательство (статья, пункт, параграф конкретного нормативного акта), дающее потребителю право не принимать редакцию энергоснабжающей организации или принимать ее на иных условиях, допускаемых законодательством Республики Беларусь. Энергоснабжающая организация, получившая договор с протоколом разногласий, в 20-дневный срок с момента получения рассматривает протокол разногласий с потребителем и в этот же срок направляет неурегулированные вопросы на рассмотрение соответствующего суда.

Договор, по существенным условиям которого достигнуто соглашение сторон, независимо от наличия разногласий по другим условиям, считается заключенным с протоколом разногласий и подлежит исполнению в соответствии с установленными договором сроками.

Аналогичный порядок и обязанность заключения договора энергоснабжения касаются и субабоненстских взаимоотношений. Согласно п. 1.10 Правил пользования электроэнеоргией потребитель обязан по требованию энергоснабжающей организации при наличии технической возможности присоединять к своим сетям электроустановки других потребителей электроэнергии. В этом случае потребитель (абонент), заключая договор с субабонентом, выступает в качестве энергоснабжающей организации и руководствуется требованиями Правил.

В случаях передачи разногласий, возникших при заключении договора, на рассмотрение суда на основании ст. 415 ГК либо по соглашению сторон условия договора, по которым у сторон имелись разногласия, определяются в соответствии с решением суда.

Требования о понуждении к заключении договора энергоснабжения относятся к компетенции хозяйственного суда в силу ст. 41 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь (далее — ХПК). Согласно указанной статье к хозяйственным (экономическим) спорам, разрешаемым хозяйственным судом, в частности, относятся споры о разногласиях, возникших при заключении договора, обязанность заключения которого предусмотрена законодательством.

Пример 1

Кассационная коллегия Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь (далее — Кассационная коллегия ВХС) рассмотрела кассационную жалобу Товарищества собственников «П» на определение хозяйственного суда и постановление апелляционной инстанции хозяйственного суда об отказе в принятии искового заявления. Перед тем хозяйственный суд своим определением отказал Товариществу собственников «П» в принятии искового заявления, а постановлением апелляционной инстанции это определение было оставлено без изменения.

Как было установлено Кассационной коллегией ВХС, Товарищество собственников «П» обращалось в хозяйственный суд с исковым заявлением о понуждении другого товарищества собственников — «К» — к выдаче исполнимых технических условий по электроэнергии с необходимостью выполнения других обязанностей (согласования точки подключения, разделения учета, подготовке гарантийных писем и другой документации, необходимой для заключения договора на обеспечения здания коммунальными услугами), а также о понуждении Товарищества собственников  «К» заключить исполнимый договор с истцом на обеспечение 1-го этажа здания коммунальными услугами (электроэнергией, теплом, водой, согласно прилагаемому проекту).

К исковому заявлению были приложены его копии в количестве экземпляров, равном числу ответчиков, проект договора, о понуждении к заключению которого просил истец, свидетельство о государственной регистрации истца, документ об уплате государственной пошлины, а также другие документы, подтверждающие обращения истца к ответчикам за разрешением возникшего спора.

Хозяйственный суд первой инстанции, отказывая в принятии искового заявления, сослался на то, что заявленные требования не подлежат рассмотрению в хозяйственном суде и, кроме того, заявление подано с нарушением требований, установленных ст. 159 и 160 ХПК (нет ссылок на акты законодательства, не сформулированы требования к каждому из ответчиков). С данными выводами хозяйственного суда первой инстанции согласилась и апелляционная инстанция, оставив определение  без изменения. При этом апелляционная инстанция уже исходила из того, что первое требование не отнесено к компетенции хозяйственного суда, а по второму требованию не соблюдены требования, установленные ст. 159 и 160 ХПК.

Таким образом, из обжалуемых судебных постановлений следовало, что хозяйственный суд первой инстанции исходил из того, что оба заявленные требования не подлежат рассмотрению в хозяйственном суде, а апелляционная инстанция хозяйственного суда посчитала, что только первое требование не подлежит рассмотрению в хозяйственном суде. При этом ни хозяйственный суд первой инстанции, ни хозяйственный суд апелляционной инстанции не привели убедительных аргументов в обоснование того, почему заявленные требования не подлежат рассмотрению в хозяйственном суде.

Ссылка хозяйственного суда на ст. 41 ХПК была неубедительна, поскольку указанный в ней перечень споров носит неисчерпывающий характер, кроме того, в названной норме прямо указано, что к хозяйственным (экономическим) спорам, разрешаемым хозяйственным судом, относится спор о разногласиях, возникших при заключении договора, обязанность заключения которого предусмотрена законодательством.

В судебных постановлениях хозяйственного суда отсутствовала какая-либо мотивировка, касающаяся категории спора и компетенции хозяйственного суда по его рассмотрению с учетом требований, предусмотренных ст. 39– 47 ХПК. Что же касается ссылки хозяйственного суда на несоблюдение истцом требований, предусмотренных ст. 159– 160 ХПК, то хозяйственный суд не учел, что в соответствии со ст. 162 ХПК такое заявление принимается судом, но оставляется без движения.

Каких-либо других доводов в обоснование отказа в принятии искового заявления в обжалуемых судебных постановлениях не приведено.

С учетом всех этих обстоятельств Кассационной коллегией ВХС вынесенные судебные постановления были отменены, а исковое заявление и приложенные к нему материалы направлены в хозяйственный суд первой инстанции для решения вопроса о принятии искового заявления и возбуждении производства по делу в соответствии со ст. 159–165 ХПК.

 Пример 2

Хозяйственным судом было рассмотрено дело по исковому заявлению ОДО «А» к УПП «Б» о понуждении заключения договора на электроснабжение и взыскании задолженности. Третьим лицом, не заявляющим самостоятельных требований на предмет спора, на стороне истца выступало РУП «Энергоснабжающая организация». Иск содержал требования о понуждении к заключению договора на электроснабжение и взыскании 2 865 625 руб.

Как было установлено судом, на основании договора аренды, заключенного между городским коммунальным предприятием «В» (арендодатель) и ОДО «А» (арендатор), в аренду ОДО «А» было передано нежилое помещение по ул. П., площадью 43,68 кв.м для использования его под пункт быстрого питания. По дополнительным соглашениям от 31.12.2000 и от 01.08.2002 помещение по адресу ул. П., площадью 44,95 кв.м передано арендатору для использования его под зал игровых автоматов и букмекерскую контору. Указанный выше договор и дополнительные соглашения прошли перерегистрацию.

Затем по договору купли-продажи и акту приемки-передачи часть здания по ул. П. была передана УПП «Б». Свидетельство о государственной регистрации перехода права хозяйственного ведения на 4985/10000 долей капитального строения, расположенного по ул. П., было выдано УПП «Б». Договор на электроснабжение и потребление электрической энергией был заключен между РУП «Энергоснабжающая организация» и УПП «Б» 15.04.2004.

В апреле 2004 г. в результате обследования технического состояния электроустановок здания по ул. П., предприятием «Энергонадзор» было вынесено предписание о запрещении эксплуатации электроустановок арендаторов, в том числе ОДО «А» (зал игровых автоматов) в связи с грубым нарушением арендатором Правил пользования электроэнергией. Со ссылкой на данное предписание УПП «Б» письмом предупредило ОДО «А» о прекращении подачи электроэнергии до получения ОДО «А» допуска Энергонадзора на подключение к электрическим сетям.

В судебном заседании было установлено, что ОДО «А» в помещении зала игровых автоматов самостоятельно были подключены игровые автоматы без допуска в эксплуатацию инспекцией Энергонадзора, а также самостоятельно проложены стационарные проводки для подключения игровых автоматов. Согласно письму Энергонадзора для получения допуска владелец сети УПП «Б» должно было  выдать технические условия.

Вся дальнейшая переписка между УПП «Б», ОДО «А» и РУП «Энергоснабжающая организация», представленная истцом и ответчиком, касалась вопросов заключения договора на электроснабжение и выдаче техусловий. В письме ответчик сообщил истцу о том, что им будет рассматриваться поступившее от истца предложение о заключении договора на электроснабжение, проект которого в месячный срок по установленной процедуре будет им предоставлен для подписания. Кроме того, ответчик пообещал, что выдача техусловий также будет им разрешена в установленном порядке.

В связи с непринятием УПП «Б» конкретных мер по заключению договора, истец просил суд  понудить УПП «Б» заключить договор на электроснабжение.

Суд посчитал, что в соответствии с ч. 1 ст. 396 и п. 4 ст. 415 ГК, п. 1.8–1.10 Правил пользования электроэнергии требования истца о понуждении УПП «Б» к заключению договора на электроснабжение являются обоснованными и подлежат удовлетворению. Возражения ответчика не были приняты судом по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 396, 510–519 ГК договор электроснабжения как публичный договор заключается со всеми потребителями энергии. Проект договора истцом приложен к исковому заявлению. Доказательством направления проекта договора по юридическому адресу ответчика является конверт с отметкой почтового отделения. Согласно письму филиала «Электрические сети» мощность силовых трансформаторов позволяла подключить к сетям УПП «Б» игровые автоматы в арендуемом ОДО «А» помещении.

Договор на электроснабжение и потребление электрической энергии непромышленными потребителями был заключен между РУП «Энергоснабжающая организация» и УПП «Б» 15.04.2004 после заключения договора купли-продажи помещения и составления акта приема-передачи этого помещения. Таким образом, на момент обращения ОДО «А» с предложением о заключении договора на электроснабжение, УПП «Б» уже являлось абонентом.

Пунктом 2 ст. 220 ГК определено возникновение права собственности на недвижимое имущество с момента государственной регистрации. В то же время по ст. 510 ГК договор на энергоснабжение заключается энергоснабжающей организацией с абонентом-потребителем при наличии у него отвечающим установленным техническим требованиям энергопринимающего устройства, присоединенного к сетям энергоснабжающей организации и другого необходимого оборудования, а также при обеспечении учета потребленной энергии и не зависит от возникновения права собственности на здание (помещение).

Доводы ответчика, указанные в дополнении к отзыву на исковое заявление № 2 от 22.10.2004, по мнению суда, противоречили п. 1.10 Правил пользования электроэнергией, которым установлено, что потребитель обязан по требованию энергоснабжающей организации при наличии у него технической возможности присоединять к своим сетям электроустановки других потребителей электроэнергии. В этом случае потребитель (абонент), заключая договор с субабонентом, выступает в качестве энергоснабжающей организации и руководствуется требованиями Правил пользования электроэнергией.

В возражениях на иск ответчик не оспаривает ни один из пунктов предложенного истцом проекта договора. В то же время, как указал суд, необходимо детализировать предмет договора и с учетом предмета спора следует раздел 1 договора дополнить п. 1.3, согласно которому энергоснабжающая организация обеспечивает поставку электрической энергии в нежилое помещение (зал игровых автоматов и букмекерскую контору), переданное в аренду по договору № 223/2000 от 01.07.2000. Также следует определить срок действия договора, исходя из срока действия договора аренды — по 30.06.2005.

Однако суд посчитал, что требования истца о взыскании 2 498 187 руб. убытков являются необоснованными и удовлетворению не подлежат по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 364 ГК должник обязан возместить кредитору убытки, причиненные неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства. Составление Энергонадзором акта было вызвано самовольным включением электроустановок ОДО «А» (в данном случае игровых автоматов) без допуска в эксплуатацию. Как пояснил присутствующий в судебном заседании заведующий залами игровых автоматов гражданин И., стационарная проводка для подключения игровых автоматов была проложена самостоятельно ОДО «А». Данные действия истца в силу п. 3.1–3.4 Положения о присоединении электроустановок потребителей электроэнергии к электрическим сетям энергосистемы, утвержденного приказом Министра топлива и энергетики Республики Беларусь от 30.04.1996 № 28, являются грубым нарушением Правил пользования электроэнергии и послужили основанием для вынесения Энергонадзором предписания о запрещении эксплуатации электроустановок арендатора ОДО «А» (зал игровых автоматов).

При таких обстоятельствах возражения ответчика со ссылкой на ст. 372 и 375 ГК являлись обоснованными, поскольку неиспользование по назначению 4 игровых автоматов было вызвано неправомерными действиями истца.