Сокрытие товара от таможенного контроля

Автор: Виталий Овечко, юрист.

Мы привыкли думать, что таможенные отношения касаются в большей степени предприятий и организаций, государства. Между тем нарушение правил таможенного контроля представляет собой весьма обширную категорию судебных дел, в которой представлены не только хозяйствующие субъекты, но и физические лица.

 

Таможня не дала добро…

Гражданин К. на легковом автомобиле, принадлежащем на праве собственности его матери, следовал из Польши в Беларусь. Поскольку товаров, подлежащих обязательному декларированию, у него при себе не было, К. при въезде в нашу страну проследовал по «зеленому» каналу через пограничный пункт таможенного оформления. Сопровождавший его в качестве пассажира друг, гражданин С., также не предъявил к таможенному досмотру никаких товаров.

Таможенников, очевидно, что-то все же насторожило, и они провели осмотр автомобиля. В результате было установлено нарушение таможенного законодательства — сокрытие от таможенного контроля с использованием тайника мобильных телефонных аппаратов на сумму 15 430 200 руб. Сокрытый товар находился внутри спинки заднего сидения салона, внутри спинки среднего ряда пассажирского сидения и внутри топливного бака автомобиля.

Таможенный инспектор составил протокол об административном правонарушении. Также были оформлены акты изъятия товаров и автомобиля. У граждан К. и С. были затребованы письменные объяснения. Затем материалы были переданы в судебные органы для принятия соответствующего решения.

 

Виновными признаны пассажир и… автомобиль

В ходе судебного разбирательства пассажир, гражданин С., показал, что 5 мая 2009 г. он ввез из Польши в Беларусь мобильные телефонные аппараты без таможенного декларирования. При этом С. подчеркнул, что гражданин К., водитель автомобиля, не знал о сокрытии от таможенного досмотра данных товаров. Всю ответственность за содеянное С. взял на себя. Также он просил не конфисковать автомобиль, поскольку в нем не было специально изготовленных тайников. Места размещения злосчастных мобильников относятся к конструктивным (заводским) элементам автомобиля и предусмотрены технической документацией завода-изготовителя, они не являются и не могут являться специально изготовленными тайниками.

Инспектор таможни пояснил, что в момент досмотра сотовые телефоны и аксессуары к ним находились в пустотелых пространствах автомобиля, которые согласно внутренним таможенным инструкциям относятся к тайникам.

В качестве свидетеля в судебное заседание был вызван и К., водитель, сидевший за рулем в момент обнаружения «серых» мобильников. Он подтвердил показания С. о том, что автомобиль не имел специально изготовленных тайников для незаконного перемещения товаров через таможенную границу. Сам К. является законопослушным гражданином, ранее к административной, уголовной и иной ответственности он не привлекался. О намерении С. совершить административное правонарушение в области таможенного законодательства ему известно не было.

К. также просил суд не конфисковать принадлежащий его матери автомобиль и учесть то обстоятельство, что его родители являются пенсионерами и находятся в тяжелом материальном положении. У них серьезные проблемы со здоровьем, они вынуждены систематически посещать поликлиники и больницы. Поскольку самостоятельно добраться в медицинские учреждения они не могут, именно К. доставляет их, порой в порядке экстренной необходимости, на автомобиле в лечебные заведения для получения медицинской помощи.

С аналогичной просьбой к суду обратилась и гражданка В., мать К., являющаяся собственником автомобиля. Она предоставила документы, подтверждающие ее право собственности на авто, тяжелое материальное положение и проблемы со здоровьем, и пояснила, что не знала о совершенном административном правонарушении и о целях использования автомобиля ее сыном и его другом С.

Изучив материалы дела, исследовав имеющиеся в нем доказательства, заслушав представителя региональной таможни, гражданина С., свидетелей, руководствуясь ч. 2-1 ст. 14.4 Кодекса Республики Беларусь об административных правонарушениях (далее — КоАП), суд вынес решение. За перемещение через таможенную границу Республики Беларусь товаров, подлежащих таможенному декларированию, на сумму свыше 40 базовых величин, совершенное с сокрытием от таможенного контроля, то есть с использованием тайников, гражданина С. подвергнуть штрафу в размере 40 базовых величин (1 400 000 руб.) с конфискацией товаров на сумму 15 430 200 руб., а также автомобиля.

С указанным постановлением С. согласился частично и попытался опротестовать его через прокуратуру в части отмены конфискации легкового автомобиля. Рассмотрев представленные документы, прокуратура не нашла законных оснований для принесения протеста.

 

Не смогли договориться дома…

 Узнав о судебном постановлении, на основании которого в доход государства был конфискован ее автомобиль, гражданка В. также обратилась в прокуратуру. Она просила привлечь С. к ответственности, взыскать с него сумму ущерба, равного стоимости автомобиля, и принести протест на постановление суда в части конфискации принадлежащего ей автомобиля. По результатам проведенной проверки прокуратура сообщила пенсионерке о том, что в деяниях С. отсутствует состав административного или уголовного правонарушения, и рекомендовала ей обращаться в судебные органы для разрешения вопроса о возмещении ущерба в порядке гражданского судопроизводства.

В. направила в адрес С. претензионное письмо, в котором просила выплатить в установленный срок 21 450 210 руб. в качестве возмещения ущерба вследствие утраты автомобиля. Оценку стоимости автомобиля произвел уполномоченный эксперт-оценщик, зафиксировав ее в приложенном к письму заключении. Бывшая хозяйка проинформировала С. о том, что в случае неуплаты суммы задолженности она обратится в суд.

В своем ответе неудачливый контрабандист сообщил, что выплатить такую сумму не может в связи с тяжелым материальным положением, причиной которого отчасти послужило и недавнее административное взыскание. Он также заявил, что сын гражданки В., управлявший автомобилем при въезде из Польши в Беларусь, знал о сокрытых от таможенного контроля товарах и не возражал против их перевозки. Более того, сам К., как утверждал его друг, выступал инициатором ввоза товаров таким образом. В связи с этим С. выразил готовность уплатить половину предъявленной суммы, считая, что другую часть должен уплатить К. Он также приложил к письму график рассрочки платежа сроком на 6 месяцев.

В домашнем кругу К. заверил свою мать в том, что не знал о совершении С. административного правонарушения. Тем не менее он просил не передавать материалы в суд для взыскания суммы ущерба в принудительном порядке.

 

…дела семейные уладил суд

Не вняв просьбе сына, 6 октября 2009 г. В. все-таки обратилась в суд с исковым заявлением о взыскании с гражданина С. суммы в размере 21 450 210 руб. в возмещение ущерба, причиненного в связи с конфискацией автомобиля по вине ответчика.

В ходе судебного заседания по иску гражданки В. ответчик согласился с иском, но частично, и пояснил следующее. С сыном истицы он состоял в давних дружественных отношениях. Они вдвоем периодически совершали деловые поездки в Польшу на автомобиле, принадлежащем истице. Ввоз сокрытых от таможенного контроля телефонных аппаратов организовал К. Однако во избежание конфискации автомобиля и неприменения значительных штрафных санкций ответчик по договоренности с К. признал за собой вину в совершении административного правонарушения.С. ходатайствовал перед судом о привлечении в качестве соответчика своего «подельника». Данное ходатайство судом было удовлетворено.

К. признал, что он, действительно, состоял в дружеских отношениях с ответчиком и они иногда совместно выезжали в Польшу на автомобиле, принадлежащем его матери. Однако К. утверждал, что С. сокрыл от таможенного контроля мобильники без его ведома.

Согласно ст. 14 Гражданского кодекса Республики Беларусь лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законодательством или соответствующим законодательству договором не предусмотрено иное. Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

Вынесенным ранее постановлением суда от 09.06.2009 был конфискован автомобиль за перемещение гражданином С. через таможенную границу Беларуси товаров, подлежащих таможенному декларированию, а сам С. привлечен к административной ответственности. Конфискованный автомобиль принадлежал истице В. При вынесении постановления о привлечении С. к ответственности суд установил его вину в нарушении таможенного законодательства, что и привело к конфискации автомобиля. В своих объяснениях С. показал, что К. не знал о сокрытии товара от таможенного контроля и, как следствие, не мог быть подвергнут административному штрафу.

В соответствии со ст. 182 Гражданского процессуального кодекса Республики Беларусь (далее — ГПК) не подлежат доказыванию факты, установленные:

  • вступившим в законную силу решением суда по одному гражданскому делу при разбирательстве других гражданских дел, в которых участвуют те же лица или их правопреемники;
  • вступившим в законную силу решением хозяйственного суда, имеющим значение для рассматриваемого судом гражданского дела;
  • вступившим в законную силу приговором суда по уголовному делу.

Это правило означает, что доказательства, представленные сторонами в ходе административного процесса, суд, рассматривая иск В., должен был оценить наравне с другими доказательствами. В то же время ни одно из доказательств не имеет для суда заранее установленной силы. Суд оценивает доказательства по  своему внутреннему убеждению, а все доказательства в совокупности оцениваются судом с точки зрения их достаточности для разрешения дела.

Заявленное ответчиком ходатайство о привлечении К. в качестве соответчика суд удовлетворил. В данном случае процессуальное соучастие имело существенное значение для правильного разрешения спора.

Исследовав материалы дела, заслушав мнения истицы и соответчиков, руководствуясь нормами материального и процессуального законодательства, суд решил взыскать в пользу истицы в возмещение ущерба, причиненного в связи с утратой автомобиля по вине соответчиков, по 10 725 105 руб. с каждого соответчика. Также с соответчиков подлежали взысканию в пользу истицы понесенные ею судебные расходы.

Решение сторонами не было обжаловано.