Эффективность медиации в разрешении инвестиционных споров

Автор: Эвелина ДУБОВИК, управляющий партнер ООО «Юридическая компания Соломон», Александр КОЖИН, юрисконсульт ЧП «Ветлюкс», Юридический мир, № 10/2018 - .

Процесс глобализации неминуемо влечет за собой рост заключения инвестиционных соглашений. Данный процесс, бесспорно, оказывает положительное влияние на экономику того или иного государства, однако имеет и негативный момент — увеличение количества споров, вытекающих из инвестиционных правоотношений. При этом в большинстве случаев данные споры осложнены иностранным элементом.

 

Нередко стороны обращаются за защитой своих интересов в национальные суды государств и сталкиваются с определенными трудностями: определение юрисдикции суда, процедура рассмотрения спора, применимое право, признание и приведение в исполнение иностранных судебных решений. И даже если все вышеуказанные трудности преодолены, все равно инвестиционные споры — это сложный, многоэтапный и специфический процесс, который может затянуться на несколько лет, а в некоторых случаях может и вовсе не разрешиться. Решение суда, в том числе по инвестиционному спору, удовлетворяет, как правило, интересы только одной стороны, а в ряде случаев — ни одной из сторон.

Большинства трудностей можно избежать, прибегнув к альтернативным способам разрешения споров, одним из которых является медиация. Данный институт хорошо зарекомендовал себя во многих зарубежных странах (США, Германия, Италия и др.) как эффективный инструмент урегулирования инвестиционных споров. Важным также является то, что медиация позволяет сохранить стабильные деловые отношения между сторонами.

Медиация является очень старым инструментом международного права, который изначально был известен под названием «предложение добрых услуг». Исходя из этимологического понимания, слово «медиация» имеет следующий смысл: «занимать середину между двумя точками зрения или сторонами, предлагать средний путь, держаться нейтрально».

 

Сущность понятия «инвестиционный спор»

Что касается понятия «инвестиционный спор», необходимо отметить, что в литературе существует дискуссия касательно правовой природы инвестиционных споров.

Проблема понимания правовой природы регулирования инвестиционных споров сводится к столкновению частного и публичного права, права международного и права внутреннего. Многие авторы придерживаются мнения, что природа инвестиционных споров, равно как и всех споров смешанного характера, носит частноправовой характер. На наш взгляд, указание на то, что инвестиционные споры носят либо частноправовой, либо публично-правовой характер, представляется неверным, поскольку данная категория споров содержит в себе начала обеих сфер. В связи с этим представляется верным мнение А. С. Котова о том, чтоданные споры «имеют комплексный характер». Обосновывает автор свою позицию тем, что:

  • причиной возникновения спора может служить не только нарушение внутреннего права государства в частноправовой сфере, но и нарушение международного договора;
  • для разрешения спора по существу может применяться внутреннее право государства-реципиента, а также международное публичное право (как договорное, так и обычное);
  • стороны могут разрешать спор как во внутренней судебной системе государства, так и в международных арбитражах.

Относительно механизмов разрешения инвестиционных споров следует отметить, что первоначально защиту прав и интересов инвестора осуществляло государство — экспортер капитала, и споры имели публично-правовой межгосударственный характер. В результате эволюции правового регулирования инвестиционных правоотношений между принимающим государством и иностранным инвестором последнему было предоставлено право самому, без участия своего государства, защищать свои права и интересы. Однако мнение о публично-правовой природе инвестиционных споров все же господствовало до конца 1970-х годов.

Следует отметить, что процедуры разрешения инвестиционных споров между государством и иностранным инвестором часто сравнивали с процедурами улаживания споров, к которым согласно ст. 33 Устава ООН относятся «переговоры, обследование, посредничество, примирение, арбитраж, судебное разбирательство, обращение к региональным органам или соглашениям или иным мирным средствам».

Итак, прежде чем приступить к вопросам эффективности применения института медиации к разрешению инвестиционных споров в Республике Беларусь, проанализируем уже имеющийся мировой опыт в данном вопросе.

 

Международный опыт

Первым универсальным документом, касающимся разрешения инвестиционных споров, явилась Конвенция об урегулировании инвестиционных споров между государствами и физическими или юридическими лицами других государств, подписанная в Вашингтоне 18 марта 1965 г. (далее — Вашингтонская конвенция). Первоначально ее участниками были 46 государств. Республика Беларусь ратифицировала данную конвенцию только в 1992 году.

Вашингтонская конвенция была направлена на установление специализированного механизма разрешения сложных инвестиционных споров. Для решения данного вопроса был создан Международный центр по урегулированию инвестиционных споров.

В литературе часто обращается внимание на определенную уникальность этого документа. В частности, отмечается, что Вашингтонская конвенция представляет собой единственный международно-правовой акт, содержащий механизмы разрешения инвестиционных споров и учреждающий специальный орган, действующий под эгидой Международного банка реконструкции и развития — Международный центр по урегулированию инвестиционных споров.

Глава 3 Вашингтонской конвенции закрепляет возможность примительной процедуры между спорящими сторонами. Согласно п. 1 ст. 25 Вашингтонской конвенции любое Договаривающееся государство или любое физическое или юридическое лицо Договаривающегося государства, желающее возбудить примирительную процедуру, обращается с письменной просьбой об этом к Генеральному секретарю, который направляет копию этой просьбы другой Стороне.

Генеральный секретарь регистрирует просьбу, если только не сочтет, что спор явно выходит за рамки юрисдикции МЦУИС. О регистрации или об отказе в регистрации он должен незамедлительно уведомить Стороны.

Любая примирительная процедура осуществляется в соответствии с положениями соответствующего раздела Вашингтонской конвенции, за исключением случаев, когда Стороны договорились об ином, в соответствии с Правилами примирительной процедуры, действовавшими на день, когда Стороны согласились на примирение. В случае возникновения любого процедурного вопроса, не урегулированного соответствующим разделом или Правилами примирительной процедуры МЦУИС или любыми правилами, согласованными Сторонами, такой вопрос разрешается Примирительной Комиссией.

Обязанность Комиссии состоит в том, чтобы выяснить предмет спора между Сторонами и добиваться достижения соглашения между ними на взаимоприемлемых условиях. В этих целях Комиссия может на любой стадии разбирательства и время от времени рекомендовать Сторонам условия урегулирования.

Если Стороны придут к соглашению, Комиссия составляет протокол, в котором указывается предмет спора и фиксируется факт достижения Сторонами соглашения. Если на любой стадии разбирательства для Комиссии становится очевидным, что соглашение между Сторонами маловероятно, она прекращает разбирательство и составляет протокол, в котором указывается факт передачи ей спора и фиксируется, что Стороны не достигли соглашения. В случае неявки или неучастия одной из Сторон в разбирательстве Комиссия прекращает разбирательство и составляет протокол, в котором фиксируется неявка или неучастие этой Стороны.

Более подробно примирительная процедура в рамках Вашингтонской конвенции регулируется Согласительным регламентом МЦУИС (The Rules of Procedure for Conciliation Proceedings of International Centre for Settlement of Investment Disputes).

Согласно п. 2 ст. 22 Регламента МЦУИС в целях достижения соглашения между сторонами Комиссия может время от времени на любом этапе разбирательства выносить сторонам устные или письменные рекомендации. Она может рекомендовать сторонам принять конкретные условия урегулирования или воздерживаться, хотя и стремится к достижению соглашения между ними, от конкретных действий, которые могут усугубить спор; указывает сторонам аргументы в пользу своих рекомендаций.

Необходимо заметить, что в случае разрешения инвестиционного спора в соответствии с Вашингтонской конвенцией при обращении в МЦУИС и регистрации спора факт наличия спора не является тайной, даже если спор рассматривается не в порядке арбитража, а в порядке согласительной процедуры (медиации).

Таким образом, механизм разрешения инвестиционных споров в МЦУИС оценивается как эффективный. Однако, как указывает Н. Н. Вознесенская, «Вашингтонская конвенция не решает всех проблем, связанных с деятельностью иностранных инвесторов. Конвенция не затрагивает проблему исполнения решений, в ней нет четкого определения иностранных инвестиций. Появились и новые «договорные» формы инвестиций, которые в 1965 году не были распространены, о чем Вашингтонская конвенция также умалчивает».

Помимо указанной Вашингтонской конвенции, вопросы разрешения инвестиционных споров, в том числе посредством медиации, регулируются также различными международными соглашениями.

Так, например, данные вопросы затрагивает Всестороннее экономическое и торговое соглашение между ЕС и Канадой (Comprehensive Economic and Trade Agreement) (СЕТА).

В СЕТА до обращения к процедуре международного инвестиционного арбитража стороны могут прибегнуть к медиации. Положения, регулирующие данную возможность, находятся в разделе F соглашения, который называется «Разрешение инвестиционных споров между инвесторами и государствами». Так, п. 8.20 этого раздела указывает, что стороны могут в любое время прибегнуть к медиации. Процедура медиации в таком случае регулируется правилами, согласованными спорящими сторонами.

Дополнительно согласованная процедура медиации регулируется также Правилами посредничества (Rules of procedure for mediation) СЕТА, принятыми Комитетом по услугам и инвестициям. Правила посредничества изложены в Приложении 29-C к СЕТА.

Посредник назначается по соглашению сторон, а также по просьбе сторон Генеральным секретарем Международного центра по урегулированию инвестиционных споров. Спорящие стороны должны достичь соглашения в течение 60 дней с момента назначения посредника.

Интересный момент указан в п. 2 ст. 3 Правил посредничества СЕТА: медиатор не является гражданином ни одной из сторон, если стороны не договорились об ином.

В отличие от современной медиации, где медиатор не вправе вносить предложения, Правила посредничества СЕТА указывают, что медиатор может дать совет и предложить решение по спорному вопросу. Стороны в свою очередь рассматривают данное предложение и могут принять или отклонить предлагаемое решение или могут договориться о другом решении. Вместе с тем медиатор не может выступать в качестве участника дискуссии в процессе урегулирования споров по тому вопросу, по которому он назначен медиатором.

Важным моментом в Правилах посредничества СЕТА является то, что имеется попытка урегулировать исполнимость соглашений, что является несомненным плюсом для развития института медиации и повышения его привлекательности для урегулирования конфликтов и споров.

Важно также отметить наличие Договора к энергетической хартии от 17 декабря 1994 г. (далее — ДЭХ). Согласно п. 1 ст. 26 ДЭХ споры между Договаривающейся Стороной и Инвестором другой Договаривающейся Стороны, касающиеся Инвестиции последнего на Территории первой, которые касаются утверждений о нарушении обязательства по Части III первой Договаривающейся Стороной, разрешаются, по возможности, дружественным образом.

Вместе с тем понятие «дружественным образом» не раскрывается в Договоре, в связи с чем Секретариат Энергетической хартии при содействии Международного института медиации, ЮНСИТРАЛ, МЦУИС, Международной торговой палаты, Арбитражного института Торговой палаты г. Стокгольма и Постоянного Третейского суда в Гааге разработал Руководство по инвестиционной медиации 2016 г. (Guide to Investment Mediation).

В Руководстве по инвестиционной медиации 2016 г. раскрывается понятие «дружественным образом», указанное в ст. 26 (1) ДЭХ. Так, «Секретариат допускает возможность «добрых услуг» (good offices), структурированных переговоров (structured negotiation), согласительной процедуры (медиации) либо проведение комбинированных процедур (tailor-made mechanism)». При этом Секретариат указывает, что согласно ст. 26.2 ДЭХ сторона должна «запросить» мировое урегулирование, прежде чем направить иск в международный арбитраж и национальные суды.

Вопросы организации работы международных согласительных процедур регулирует также Типовой закон ЮНСИТРАЛ о международной коммерческой согласительной процедуре (далее — Закон ЮНСИТРАЛ). Он был принят с целью содействия применению согласительной процедуры и обеспечения большей предсказуемости и определенности при ее применении.

В Законе ЮНСИТРАЛ рассматриваются процедурные аспекты согласительной процедуры, включая назначение посредников, начало и окончание согласительной процедуры, проведение согласительной процедуры, связь между посредником и другими сторонами, конфиденциальность и допустимость доказательств в других разбирательствах, а также вопросы, характерные для периода по окончании согласительной процедуры, такие как исполнение посредником обязанностей арбитра, а также обеспечение выполнения мировых соглашений.

Данный документ ориентирован в основном на международные согласительные процедуры, однако допускается для регламентации внутренних согласительных процедур, что подтверждает его универсальность.

Стоит отметить также Регламент для регулирования процедуры медиации между государствами и инвесторами (IBA Rules for Investor-State Mediation), был принят 4 октября 2012 г. Международной ассоциацией юристов.

Из анализа представленных международных нормативных правовых актов можно сделать вывод, что в них речь идет в основном о посредничестве и других примирительных процедурах, отличных в некотором роде от медиации, которые используются для разрешения споров между государствами или другими субъектами международного права. Однако посредничество и другие примирительные процедуры также входят в общую группу альтернативных методов разрешения споров, как и медиация.

 

Порядок разрешения инвестиционных споров в Республике Беларусь

В Республике Беларусь, как и во многих других государствах, создана и действует система правовых норм, регулирующих осуществление инвестиционной деятельности.

Первые шаги для создания правового регулирования отношений, связанных с иностранными инвестициями, в Республике Беларусь были сделаны в 2001 г. с принятием Инвестиционного кодекса Республики Беларусь (далее — ИК). Этот НПА предусматривал для иностранных инвесторов национальный правовой режим, то есть режим, который не может быть хуже режима, предоставленного национальным инвесторам, сопряженный при этом с предоставлением дополнительных льгот иностранным инвесторам при выполнении ими определенных условий.

В связи с принятием Закона Республики Беларусь от 12.07.2013 № 63-З «О концессиях» и Закона Республики Беларусь от 12.07.2013 № 53 «Об инвестициях» (далее — Закон об инвестициях) ИК утратил силу.

В Законе об инвестициях прослеживается общепринятая тенденция — утверждение необходимости разрешения споров мирным, дружественным способом, без обращения в суд или компетентные на рассмотрение спора органы. Согласно ст. 13 Закона об инвестициях споры между инвестором и Республикой Беларусь, возникающие при осуществлении инвестиций, разрешаются в досудебном порядке путем проведения переговоров, если иное не установлено законодательными актами Республики Беларусь.

Споры между инвестором и Республикой Беларусь, не урегулированные в досудебном порядке путем проведения переговоров в течение трех месяцев со дня получения письменного предложения об их урегулировании, разрешаются в судебном порядке в соответствии с законодательством Республики Беларусь.

Если споры, не относящиеся к исключительной компетенции судов Республики Беларусь, возникшие между иностранным инвестором и Республикой Беларусь, не урегулированы в досудебном порядке путем проведения переговоров в течение трех месяцев со дня получения письменного предложения об их урегулировании в досудебном порядке, такие споры по выбору инвестора могут разрешаться также:

  • в арбитражном суде, учреждаемом для разрешения каждого конкретного спора согласно Арбитражному регламенту Комиссии Организации Объединенных Наций по праву международной торговли, если стороны спора не согласятся на иное;
  • в Международном центре по урегулированию инвестиционных споров в случае, если этот иностранный инвестор является гражданином или юридическим лицом государства — участника Вашингтонской конвенции.

В случае если международным договором Республики Беларусь и (или) договором, заключенным между инвестором и Республикой Беларусь, установлено иное в отношении разрешения споров между инвестором и Республикой Беларусь, возникающих при осуществлении инвестиций, то применяются положения этого международного договора Республики Беларусь и (или) договора, заключенного между инвестором и Республикой Беларусь.

Также необходимо отметить, что согласно п. 2.1 Декрета Президента Республики Беларусь от 06.08.2009 № 10 «О создании дополнительных условий для инвестиционной деятельности в Республике Беларусь» порядок и орган рассмотрения споров между сторонами инвестиционного договора, связанных с положениями инвестиционного договора, должны быть определены в инвестиционном договоре в качестве обязательных условий.

В качестве рассматривающего спор органа может быть определен суд иностранного государства, арбитражный (третейский) суд, созданный на территории иностранного государства, если инвестором является физическое или юридическое лицо иностранного государства. При этом не запрещено предусмотреть и иной орган, например, центр медиации.

Еще до появления Закона об инвестициях в Республике Беларусь было принято Положение о досудебном урегулировании споров (разногласий), связанных с осуществлением инвестиций, утвержденное постановлением Совета Министров Республики Беларусь от 14.02.2012 № 146 (далее — Положение № 146). Целью принятия этого НПА стала необходимость устранить существовавший пробел в законодательстве в части определения компетентного госоргана, представляющего Республику Беларусь при возникновении споров (разногласий) государства с инвесторами по вопросам исполнения инвестиционных обязательств.

Положением № 146 определяется порядок взаимодействия республиканских органов госуправления и иных государственных организаций, подчиненных Правительству, областных (Минского городского) исполнительных комитетов по вопросам досудебного урегулирования споров (разногласий), возникших между инвесторами и Республикой Беларусь и связанных с осуществлением инвестиций.

Правовая регламентация инвестиционной деятельности в Республике Беларусь осуществляется не только нормами национального законодательства, но и нормами международных соглашений, участие в которых принимает наша страна путем подписания или ратификации. В соответствии с законодательством международные договоры Республики Беларусь подлежат добросовестному исполнению Республикой Беларусь в соответствии с международным правом. Республика Беларусь — участница Вашингтонской конвенции и Конвенции об учреждении Многостороннего агентства по гарантиям инвестиций от 11.10.1985 (г. Сеул). Кроме того, наша страна участвует в Соглашении о сотрудничестве в области инвестиционной деятельности от 24.12.1993 (г. Ашгабат) государств — участников СНГ, на основании которого стороны договорились о сотрудничестве в разработке и осуществлении инвестиционной политики в отношении своих хозяйствующих субъектов, а также хозяйствующих субъектов государств, не являющихся участниками данного Соглашения, и международных организаций в целях обеспечения взаимной защиты интересов сторон в этой области.

Правительством Республики Беларусь подписано более 50 соглашений с правительствами различных государств о взаимном поощрении и защите инвестиций (далее — инвестиционные соглашения).

 

Судебная практика разрешения инвестиционных споров

Необходимо отметить, что чаще всего предметом споров с участием иностранных инвесторов становятся расчеты за поставленную продукцию и оказанные услуги, взыскание задолженности по договорам и штрафных санкций за неисполнение или ненадлежащее исполнение договорных обязательств. Встречаются также иски о возмещении ущерба, ликвидации коммерческих организаций с иностранными инвестициями по основаниям, предусмотренным законодательством, а также споры, вытекающие из учредительства.

Для Республики Беларусь компетентным судом до вступления в силу Указа Президента Республики Беларусь от 29.11.2013 № 529 «О некоторых вопросах деятельности судов Республики Беларусь» были хозяйственные суды. В настоящее время это экономические суды системы Верховного Суда Республики Беларусь.

В судебных спорах с субъектами Республики Беларусь участвовали субъекты из США, Республики Польша, Литовской Республики, ФРГ, Латвийской Республики, Австрийской Республики, что объясняется развитым товарооборотом между Республикой Беларусь и указанными странами.

Пример 1

Судом в 2012 г. был рассмотрен иск Мингорисполкома к СООО «С» о взыскании пени за нарушение инвестором сроков реализации инвестиционного проекта по инвестиционному договору, заключенному между Республикой Беларусь в лице Мингорисполкома и СООО «С», предметом которого являлось проектирование и строительство гостиницы в г. Минске.

К обязанностям инвестора указанным договором стороны отнесли обеспечение реализации инвестиционного проекта в объемах и в сроки, определенные договором, в том числе самостоятельное финансирование разработки землеустроительной документации по соответствующему земельному участку, а также технической документации по инженерно-техническому обеспечению объекта строительства (технические условия), своевременный ввод объекта в эксплуатацию, проектирование и строительство за свой счет объектов инженерной и транспортной инфраструктуры, необходимой для нормального функционирования объекта. В договоре стороны согласовали общий срок вложения инвестиций по договору с разделением их объема на три этапа (подготовительный, разработка проектно-сметной документации (ПСД), строительство объекта).

Основанием иска явилось нарушение инвестором сроков реализации второго этапа — разработки ПСД и представления в организацию по землеустройству согласованного в установленном порядке генерального плана с проектируемыми инженерными сетями, срок окончания которого — IV квартал 2011 г.

В качестве возражений ответчик привел доводы о невозможности исполнения договора в согласованные сроки в части разработки ПСД по не зависящим от инвестора причинам, в том числе из-за сложности подключения гостиницы к теплоснабжению за счет сетей г. Минска, поскольку тепловая электроцентраль, к которой изначально планировалось подключение, находилась на реконструкции, и инвестор был вынужден решать вопрос об автономном обеспечении гостиницы источником теплоснабжения путем строительства газовой модульной котельной.

Удовлетворяя заявленный иск, суд установил, что именно инвестор обязан был в порядке, предусмотренном п. 5.4 государственных строительных норм Республики Беларусь СНБ 1.03.02-96 «Состав, порядок разработки и согласования проектной документации в строительстве», утвержденных приказом Министерства архитектуры и строительства Республики Беларусь от 04.10.1996 № 344, совместно с соответствующими специализированными организациями разработать технические условия, отражающие специфику проектируемого объекта, с устройством автономной котельной и получить разрешение на использование газообразного топлива в ОАО «Белтрансгаз», а сроки получения согласования зависели от действий самого инвестора и привлеченной проектной организации.

Как следствие, по делу не было доказано наличие обстоятельств, предусмотренных законодательством и инвестиционным договором, для освобождения инвестора от ответственности.

Пример 2

Мингорисполком в 2012 г. обратился в суд с иском о взыскании с инвестора — ООО «Т» пени в сумме 160 893 000 неденоминированных белорусских рублей за нарушение инвестиционного договора, предметом которого являлась инвестиционная деятельность по созданию гостиничного комплекса на территории г. Минска согласно генеральному плану застройки города по концепции стандартного европейского отеля категории три звезды.

Не соглашаясь с иском, ответчик указал, что гостиничный комплекс планировался к строительству путем реконструкции нежилого здания, которое входит в состав историко-культурной ценности категории «1» — исторический центр г. Минска, внесенной в Государственный список историко-культурных ценностей Республики Беларусь, по перечню таких ценностей, утвержденному Правительством, в связи с чем законодательством установлен особый разрешительный порядок выполнения работ, в том числе проектно-изыскательских.

По мнению ответчика, сроки проектирования объекта были затянуты в связи с необходимостью получения дополнительных согласований Белорусской республиканской научно-методической рады по вопросам историко-культурного наследия при Министерстве культуры Республики Беларусь и Министерства культуры Республики Беларусь.

С учетом отнесения реконструируемого объекта к историко-культурным ценностям Республики Беларусь к участию в деле в качестве госоргана для дачи заключения судом было привлечено Министерство культуры. Из представленной данным министерством информации следовало, что по результатам рассмотрения эскизного проекта объекта Белорусской республиканской научно-методической радой по вопросам историко-культурного наследия при Министерстве культуры Республики Беларусь инвестору и проектировщику было рекомендовано точно проработать очертание проектируемого здания в части определения оптимальной этажности, характера завершения и восприятия с наиболее важных видовых точек, выполнив в качестве обоснования ландшафтный и архитектурный анализ силуэта исторического центра г. Минска.

На основании представленных по делу доказательств, включая заключение Министерства культуры, суд пришел к выводу, что, принимая на себя обязательства по инвестиционному договору в отношении объекта, расположенного в историческим центре г. Минска, инвестор тем самым принял на себя обязательства осуществлять проектирование и строительство данного объекта, в том числе с учетом требований Закона Республики Беларусь от 09.01.2006 № 98-З «Аб ахове гiсторыка-культурнай спадчыны Рэспублiкi Беларусь», в связи с чем риски необходимости внесения изменений в разрабатываемую ПСД (также и в отношении высотности строящегося здания) относятся на самого инвестора.

Стоит отметить, что одну из типичных категорий дел составляют также иски по обжалованию действий и ненормативных актов государственных контролирующих органов и их должностных лиц.

Пример 3

Хозяйственный суд Минской области признал недействительным решение Дзержинского межрайонного отдела управления Департамента финансовых расследований КГК по Минской области и г. Минску о применении экономических санкций и взыскании платежей в бюджет, принятое в отношении коммерческой организации с иностранными инвестициями ООО «Д». Решение о применении экономических санкций было принято в связи с нарушением порядка оформления товарно-транспортных накладных формы ТТН-1 (далее — накладная ТТН-1).

Судом при рассмотрении дела было установлено, что все перечисленные в акте проверки ТТН имели ссылку на внешнеэкономические контракты. В соответствии с Конвенцией о договоре международной дорожной перевозки грузов (КДПГ) от 19.05.1956 при осуществлении международных перевозок автомобильным транспортом оформляется международная товарно-транспортная накладная «CMR» (далее — CMR-накладная). В связи с тем что документами первичного учета хозяйственной операции по каждой отгрузке в данном случае будут представленные суду CMR-накладные, а не накладные ТТН-1, отсутствуют основания для применения экономических санкций.

Необходимо отметить, что инвестиционные споры в виду своей сложности рассматриваются судами в течение длительного периода времени. При этом очевидно, что любое из вынесенных судебных решений не удовлетворит обе стороны и решение будет ими обжаловано. Это влечет за собой их рассмотрение судьями различных инстанций и никоим образом не способствует инвестиционной привлекательности Республики Беларусь. Особенно данные нюансы характерны для рассмотрения инвестиционных споров в сфере строительства. При этом в момент рассмотрения спора строительные объекты и инвестиционные проекты остаются замороженными.

Свободное общение инвестора с другой стороной конфликта в процедуре медиации позволяет не только уяснить суть сложившихся спорных правоотношений, иногда по непонятному для него иностранному законодательству, но и выразить свои чувства. Самое главное — самостоятельно без использования мер государственного принуждения выработать наиболее приемлемый способ урегулирования спора.

Таким образом, при рассмотрении инвестиционных споров стоит обратить внимание на медиацию, для которой характерны относительно низкая стоимость проведения, сжатые сроки, а также выработка взаимоприемлемого соглашения.

Пример 4

Между субъектами хозяйствования Республики Беларусь и РФ был заключен инвестиционный договор, по которому российская сторона (далее — инвестор) обязалась возместить белорусской стороне (далее — заказчик) понесенные заказчиком расходы при проектировании и разработке бизнес-плана строительства объекта недвижимости. Сумма расходов составила 386 млн неденоминированных белорусских рублей.

Неисполнение инвестором своих обязательств в установленные договором сроки повлекло подачу иска заказчиком и соответственно решение суда первой инстанции о взыскании с ответчика в пользу истца всей суммы долга, а также более 11 млн неденоминированных белорусских рублей госпошлины за рассмотрение дела судом первой инстанции.

Поскольку ответчик посчитал, что при рассмотрении дела судом были нарушены нормы процессуального права, им была подана кассационная жалоба на указанное судебное постановление. В судебном заседании кассационной инстанции на основании ч. 1 ст. 156 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь (далее — ХПК) стороны заявили ходатайство о назначении примирителя для проведения примирительной процедуры.

На встречу с примирителем явились представители обеих сторон.

В ходе переговоров примирителем была применена тактика ведения переговоров — сделка, то есть способствование сторонам в достижении соглашения на основе взаимных уступок.

В итоге представители инвестора признали наличие долга, который обязались возместить заказчику, а заказчик согласился предоставить небольшую отсрочку платежа.

Согласно ч. 9 ст. 298 ХПК при достижении сторонами примирения в порядке, установленном гл. 17 ХПК, по всем или отдельным требованиям в процессе рассмотрения кассационной жалобы (протеста) хозяйственный суд кассационной инстанции принимает постановление об утверждении соглашения о примирении, отмене судебных постановлений первой и (или) апелляционной инстанций и прекращении производства по делу в части достигнутого соглашения.

Впоследствии сторонами с участием примирителя был разработан проект соглашения о примирении, в котором в соответствии с ч. 2 ст. 157 ХПК стороны предусмотрели заключение между ними мирового соглашения в порядке, установленном гл. 10 ХПК.

Таким образом, выходом из сложившейся ситуации остались довольны обе стороны, поскольку в данной ситуации договоренности, достигнутые в примирительной процедуре, были более реальны для исполнения, чем принудительное исполнение судебного постановления, особенно когда должником является нерезидент Республики Беларусь.

Инвестору также удалось сэкономить денежные средства в размере 50% от суммы уплаченной госпошлины за рассмотрение кассационной жалобы, которые будут возвращены при утверждении судом кассационной инстанции соглашения о примирении на основании п. 2.1.4 ст. 259 Налогового кодекса Республики Беларусь.

Кроме того, завершение судебного спора соглашением о примирении позволило должнику сохранить репутацию добросовестного участника инвестиционной деятельности и бизнес-сообщества в целом, о чем свидетельствует в том числе и отсутствие в отношении субъекта хозяйствования судебных решений и исполнительных производств.

 

Некоторые выводы

Поводя итог, необходимо отметить, что инвестиционные споры — это зачастую сложный и многоэпизодный процесс, который влечет за собой продолжающиеся на протяжении длительного периода времени конфликты.

Медиация при разрешении инвестиционных споров позволяет субъектам предпринимательской деятельности оперативно и комплексно решать существующие споры, предупреждая возможные в будущем конфликты, сохранять рабочие контакты и исправить нарушенную коммуникацию с целью ведения стабильного бизнеса, сохранения и создания новых рабочих мест, что способствует увеличению инвестиционной привлекательности государства и белорусских субъектов предпринимательства, а также снижает инвестиционные риски.

Судебная практика свидетельствует о том, что в основном в суд предъявлялись иски о взыскании с инвесторов неустойки (пени) за нарушение обязательств, предусмотренных сторонами в инвестиционном договоре. При этом иски зачастую многократно рассматривались судами, поскольку выносимые судебные решения не удовлетворяли стороны, а судебные разбирательства длились годами.

Медиация при разрешении инвестиционных споров позволяет субъектам предпринимательской деятельности оперативно решать существующие споры, пресекая возникновение конфликтов в будущем; сохранять работоспособность организации с целью ведения стабильного бизнеса, сохранения и создания новых рабочих мест, что способствует повышению инвестиционной привлекательности государства и белорусских субъектов предпринимательства, а также снижает инвестиционные риски. Использование такого альтернативного способа разрешения инвестиционных споров, как медиация, способно снизить издержки сторон и повысить качество заключаемых соглашений. Соглашения, отвечающие интересам сторон, как правило, исполняются добровольно.

Несмотря на то что медиативное соглашение — это соглашение сторон на взаимовыгодных условиях, наличие в законодательстве Республики Беларусь механизма принудительного исполнения медиативного соглашения является положительным моментом для использования медиации в разрешении инвестиционных споров, поскольку в международно-правовом регулировании данный механизм отсутствует.

Наличие таких положений в законодательстве страны объективно повышает ее привлекательность как места разрешения споров, в том числе с иностранным элементом.