Право на защиту в административном процессе

Автор: Павел ЛАТЫШЕВ, юрист.

Статья 62 Конституции Республики Беларусь гарантирует каждому гражданину право на юридическую помощь для осуществления и защиты прав и свобод, в том числе право пользоваться в любой момент помощью адвокатов и других своих представителей. Данная норма базируется на общепризнанных принципах международного права, гарантируется государством и обеспечивается, прежде всего, посредством оказания квалифицированной юридической помощи на профессиональной основе.

Международно-правовые стандарты в рассматриваемом вопросе начали формироваться с принятием в 1948 г. ООН Всеобщей декларации прав человека и получили свое развитие в последующих актах (Конвенция Совета Европы от 04.11.1950 «О защите прав человека и основных свобод»; Международный пакт о гражданских и политических правах, 1966 г.; Основные принципы, касающиеся роли юристов, 1990 г. и др.).

В Основах законодательства об административном процессе СССР и Кодексе об административных правонарушениях БССР 1984 г. отсутствовало законодательное закрепление как принципа права на защиту, так и определения данного понятия. В советской юридической литературе вопросам права на защиту в административном процессе также уделялось мало внимания. И только в 1999 г. начали формулироваться идеи о законодательном закреплении права на защиту, что в последующем и нашло свое отражение в Процессуально-исполнительном кодексе Республики Беларусь об административных правонарушениях (далее — ПИКоАП).

Проблемы с определением понятия «право на защиту»

Несмотря на то что понятие «право физического лица на защиту» введено на законодательном уровне (ст. 2.8 ПИКоАП), его правовая дефиниция по сегодняшний день не сформулирована. В современной белорусской юридической литературе также недостаточно исследованы эти вопросы, отечественными авторами не сформулированы и не исследованы проблемные стороны данного института административного процесса.

Некоторыми авторами акцентируется внимание на понятии «защита», под которой они понимают «процессуальную деятельность, осуществляемую адвокатом в целях обеспечения прав, свобод и законных интересов физического лица, в отношении которого ведется административный процесс».[1] При этом раскрывается принцип обеспечения права физического лица, в отношении которого ведется административный процесс, на защиту, который связывается с ознакомлением данного лица с его правами и обязанностями, предусмотренными ст. 4.1 ПИКоАП. Также, по мнению этих авторов, право лица, в отношении которого ведется административный процесс, на защиту предусматривает предоставление по его ходатайству защитника. Хоть данные авторы и представили понятие «защита», однако, по нашему мнению, оно является слишком узким в плане субъектов и не отражает реальных механизмов.

Вместе с тем следует отметить, что единственное научное определение понятия «право на защиту» касательно административного процесса нами обнаружено в Постатейном комментарии к ПИКоАП под авторством Денисевича А.В. Так, Денисевичем А.В. в комментарии к ст. 2.8 ПИКоАП сформулировано следующее научное определение этого понятия:

«….под правом физического лица, в отношении которого ведется административный процесс, на защиту понимается совокупность всех предоставленных ему ПИКоАП процессуальных прав для опровержения вывода о его виновности или смягчения административной ответственности…».

Развивая сформулированное им определение автор указывает, что главное в реализации права физического лица на защиту в административном процессе — знать, в чем, в каких противоправных деяниях оно подозревается, оспаривать участие в административном правонарушении, опровергать доказательства, отстаивать свою позицию относительно объема, характера вывода о виновности, используя для этого объяснения, ходатайства, возможность приносить жалобы на действия (бездействие) должностных лиц, ведущих административный процесс, пользоваться другими процессуальными правами.

Необходимо отметить, что Денисевич А.В. в своем определении права на защиту сводит все к совокупности правомочий, предоставленных ПИКоАП. Это является неправильным. Анализ понятия «право на защиту» показывает, что определенные его элементы не получили законодательного закрепления в ПИКоАП. Например, в действующем ПИКоАП отсутствует норма, обязывающая орган, ведущий административный процесс, предоставлять определенное время на ознакомление с материалами дела, а также на анализ и оценку имеющихся доказательств и выработки позиции защиты. Данный элемент, на наш взгляд, является основополагающей составляющей принципа права на защиту.

Определения, данного вышеуказанным автором, достаточно для целей комментария к ст. 2.8 ПИКоАП. Однако для решения вопроса о том, нарушение каких процессуальных прав лица является безусловным основанием для отмены вынесенного в отношении него постановления о наложении административного взыскания, этого определения, на наш взгляд, уже недостаточно. Здесь требуется конкретизация всех входящих в понятие правомочий. Тем более подробная детализация правомочий, входящих в понятие «право на защиту», требуется для целей научного анализа проблемных вопросов.

Опыт соседей

В российской научной литературе также часто указывается, что проблема обеспечения права на защиту лицу, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, не нашла должного теоретического осмысления. Миронов А.Н. в своей работе «Административно-процессуальное право» обозначил, что право на защиту заключается в том, что лицо, привлекаемое к административной ответственности, вправе пользоваться юридической помощью адвоката на всех стадиях процесса.[2] 

Наиболее глубокая теоретическая проработка вопросов обеспечения права на защиту отражена в монографии Микулина А.И. «Право на защиту в производстве по делам об административных правонарушениях». Этим автором также представлено определение права на защиту, под которым он понимает гарантированную меру возможного поведения лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, выражающуюся в совокупности правовых возможностей для доказывания невиновности либо смягчения административной ответственности; возможность требовать от судьи, должностных лиц, органа, прокурора, в производстве которых находится дело, исполнения обязанностей, корреспондирующих правам данного лица, а также возможность обжаловать их действия (бездействия) и решения.[3]

Как видим, те проблемы обеспечения права на защиту, которые выдвигались автором касательно белорусского законодательства, в такой же степени относятся и к российскому. Мы, однако, не ставим перед собой задачи анализа приведенных выше определений, а только указываем на то, что юридические дефиниции права на защиту в научной литературе встречаются крайне редко.

Так что же такое право на защиту?

По мнению автора, право физического лица на защиту в административном процессе следует рассматривать в узком и широком смыслах этого понятия. В узком смысле, право на защиту — это возможность лица, в отношении которого ведется административный процесс, воспользоваться юридической помощью профессионального юриста (адвоката). В данной формулировке автор опирается на ст. 26 Закона Республики Беларусь от 30.12.2011 № 334-З «Об адвокатуре и адвокатской деятельности в Республике Беларусь», согласно которой участие адвоката в административном процессе в качестве защитника является видом оказываемой им юридической помощи. А вот в понятие права на защиту в широком смысле слова, на наш взгляд, следует включить:

  • во-первых, право физического лица, в отношении которого ведется административный процесс, как непосредственно самому, так и с помощью профессионального юриста (адвоката), или близкого родственника совершать действия, направленные на оспаривание (опровержение) предъявленного ему обвинения в совершении административного проступка полностью или в части либо смягчение административной ответственности;
  • во-вторых, совокупность правомочий, обеспечивающих этому лицу выполнение вышеуказанных действий.

К основным действиям лица, в отношении которого ведется административный процесс, направленным на оспаривание (опровержение) предъявленного обвинения либо смягчение административной ответственности, относятся:

  • участие в формировании доказательственной базы по делу об административном правонарушении (дача объяснений, участие в процессуальных действиях, поиск и представление доказательств и др.);
  • изучение всех материалов дела об административном правонарушении;
  • подготовка к участию в рассмотрении дела об административном правонарушении, формулирование позиции защиты;
  • участие в рассмотрении дела об административном правонарушении;
  • представление суду, органу, ведущему административный процесс, доводов, обосновывающих позицию защиты по делу (в письменной или устной формах).

В свою очередь, к правомочиям, обеспечивающим лицу выполнение действий направленных на оспаривание (опровержение) предъявленного обвинения либо смягчение административной ответственности следует отнести:

  • право лица, в отношении которого ведется административный процесс, знать, в чем он обвиняется;
  • право на получение информации по делу об административном правонарушении;
  • право на получение времени, необходимого и достаточного для изучения материалов дела об административном правонарушении, на подготовку к участию в рассмотрении дела и выработки позиции защиты по делу;
  • право на заявление отводов и ходатайств;
  • право знать место, день и точное время рассмотрения дела об административном правонарушении органом, ведущим административный процесс, судом;
  • право пользоваться родным языком или языком, которым владеет, либо услугами переводчика;
  • право возражать против действий судьи, должностного лица органа, ведущего административный процесс, и требовать внесения своих возражений в протокол об административном правонарушении или в протокол процессуального действия;
  • право подавать жалобы на действия судьи, должностного лица органа, ведущего административный процесс,
  • право обжаловать постановление по делу об административном правонарушении, и др.

На наш взгляд, теория и практика обеспечения права на защиту подозреваемому и обвиняемому в уголовном в процессе является основополагающим фактором становления и развития данного правового института в административном процессе. Также следует отметить, что кроме провозглашения в ст. 62 Основного Закона страны права на юридическую помощь требуется создание эффективного правового механизма его реализации в отраслевом законодательстве, что в действующем ПИКоАП обеспечивается далеко не в полной мере.



[1] Игнатюк, А.З., Асаенок, Б.В. Административный процесс: учебное пособие / А.З.Игнатюк, Б.В.Асаенок. — Минск : ГИУСТ БГУ, 2011. — С. 12–13.

[2] Миронов, А.Н. Административно-процессуальное право / А.Н.Миронов. — М.: ФОРУМ, 2010. — С. 39.

[3] Микулин, А.И. Право на защиту в производстве по делам об административных правонарушениях. — М.,: Юрлитинформ, 2011. — С. 41–42.

"Личный юрист", № 7/2012