Стоит ли бояться «детекторов лжи»?

Автор: Александр МАРКОВ.

Не секрет, что полиграфы, более известные как «детекторы лжи», получают все большее распространение в мире. В частности, в России отдельные компании широко используют их как при приеме на работу, так и при проведении служебных расследований. То, что при этом зачастую нарушается законодательство, как правило, никого не волнует.

Что касается Республики Беларусь, то применение полиграфов осуществляется у нас уже не первый год в пограничных войсках, на таможне, в милиции, и регулируется специальными инструкциями, утвержденными соответствующими органами этих ведомств в установленном порядке. От своих коллег, по всей видимости, решил не отставать и Комитет государственного контроля Республики Беларусь (далее — КГК, Комитет), утвердив приказом от 28.12.2012 № 74 Инструкцию о порядке проведения органами Комитета государственного контроля опроса с использованием полиграфа (далее — Инструкция).

Кстати, тех, кто боялся установления полного контроля над личностью с помощью этого не очень хитрого прибора, сразу успокоим, что их опасениям не суждено было сбыться.

В первую очередь отметим, что рассматриваемая нами Инструкция определяет порядок организации и проведения опроса с использованием полиграфа (далее — ОИП) лишь органами КГК. Процедура эта проводится с целью оценки достоверности информации, получаемой в процессе опроса лиц. При этом в п. 5 Инструкции отдельно предусмотрено, что результаты ОИП носят вероятностный характер, имеют только ориентирующее значение и не могут применяться в качестве доказательств.

Установлено, что ОИП является разновидностью опроса, проводимого с целью оценки достоверности информации, с применением технических средств и представляет собой нетравмирующую и безвредную для жизни и здоровья, организованную по специальным методикам процедуру опроса человека с одновременным контролем и оценкой его физиологических реакций, которые регистрируются с помощью датчиков, размещаемых на его теле.

Перечень лиц и перечень направлений

Инструкцией определены жесткие временные рамки проведения ОИП: он не может продолжаться более одного часа без перерыва и более 3 часов в сутки в общей сложности. Кроме того, в п. 26 Инструкции перечислены категории лиц, в отношении которых запрещено проведение ОИП, к ним отнесены:

— лица с психическими расстройствами;

— лица, находящиеся в фазе обострения заболевания, связанного с нарушением деятельности сердечно-сосудистой либо дыхательной системы;

— лица, находящиеся в состоянии алкогольного или наркотического опьянения, под воздействием психотропных веществ;

— лица, принимающие лекарственные средства, влияющие на деятельность вегетативной нервной системы;

— лица, находящиеся в крайней степени утомления, или с резко выраженным истощением;

— лица, испытывающие острую боль;

— беременные женщины;

— лица, не достигшие 16 лет.

Лица, не достигшие 18 лет, могут быть опрошены с использованием полиграфа, если их родители или законные представители (в их отсутствие — педагог или психолог) не возражают в проведении опроса.

В п. 6 Инструкции определен исчерпывающий перечень направлений, по которым может применять ОИП. Их всего три, и два из них распространяются исключительно на работников КГК при проведении служебных проверок в их отношении или кандидатов на работу (службу) в органах финансовых расследований Комитета. Что касается третьего направления, то ОИП разрешено применять в процессе осуществления оперативно-розыскной деятельности, где данная процедура, по мнению разработчиков Инструкции, должна способствовать своевременному проведению оперативно-розыскных мероприятий, выявлению и пресечению правонарушений, в том числе преступлений, а также оценке версий о причастности опрашиваемого лица к подготавливаемым, совершаемым или совершенным противоправным деяниям.

При этом рискнем предположить, что применение ОИП вряд ли приобретет широкий характер: уж слишком сложным кажется порядок получения соответствующего разрешения. Согласно п. 8 Инструкции ОИП может проводиться по инициативе одного из следующих должностных лиц (далее — инициатор):

— Председателя КГК, его заместителей;

— директора Департамента финансового мониторинга КГК;

— заместителей директора Департамента финансовых расследований КГК (далее — ДФР) или должностных лиц, их замещающих;

— председателей комитетов государственного контроля областей, начальников управлений ДФР по областям, по Минской области и г. Минску или должностных лиц, их замещающих;

— руководителей кадровых подразделений центрального аппарата КГК и центрального аппарата ДФР или должностных лиц, их замещающих;

— руководителей оперативного управления и управления собственной безопасности центрального аппарата ДФР или должностных лиц, их замещающих.

Только с разрешения и только с согласия

В соответствии с п. 9 Инструкции ОИП должен проводиться с разрешения:

— Председателя Комитета или должностного лица, его замещающего;

— заместителя Председателя Комитета — директора ДФР или должностного лица, его замещающего, — при приеме на работу (службу) в ОФР, при решении вопроса о продлении (заключении нового) контракта с работниками ОФР, в процессе осуществления ОРД и при проведении служебных проверок в отношении работников ОФР.

Чтобы получить соответствующее разрешение для проведения ОИП, готовится мотивированная докладная записка (рапорт) о необходимости проведения ОИП, и только после получения такого разрешения «сверху» опрашиваемому лицу предлагается пройти процедуру ОИП.

Кроме того, ОИП разрешено проводить при обязательном наличии добровольного согласия опрашиваемого лица, выраженного в заявлении о добровольном согласии на проведение опроса с использованием полиграфа по форме согласно приложению 1 к данному нормативному акту (далее — заявление). В том же заявлении отражается и отказ от прохождения ОИП (можно привести его причины в специально отведенном поле заявления). При этом особо отмечено, что отказ от прохождения ОИП не является подтверждением недостоверности информации, ранее полученной от опрашиваемого лица, а также не влечет в отношении опрашиваемого лица никаких правовых последствий, ущемляющих его права, свободы и законные интересы. Естественно, для получения согласия на проведение ОИП запрещается применение к опрашиваемому лицу угроз, насилия или иных незаконных мер воздействия.

Таким образом, даже если человеку предложат пройти проверку на полиграфе, никто не запрещает ему отказаться от этой процедуры.

Более того, в п. 18 Инструкции установлено, что в ходе ОИП не могут быть заданы вопросы без их предварительного обсуждения с опрашиваемым лицом. Иначе говоря, его должны заранее ознакомить с вопросами, которые планируется задавать в процессе ОИП, и если этому лицу они по той или иной причине не нравятся, оно может отказаться от подобного общения с работниками КГК. Уточнено, что необходимые по методике ОИП вопросы должны быть построены таким образом, чтобы исключить появление чувства унижения или оскорбления у опрашиваемого лица. Но и это еще не все — уже в ходе проведения ОИП опрашиваемое лицо имеет право в любой момент отказаться от дальнейшего участия в его проведении.

Без шума и пыли…

Процедуру ОИП осуществляет специально подготовленный работник структурного подразделения органа КГК, хотя при необходимости к ее проведению могут привлекаться специалисты из других государственных органов и организаций по согласованию с ними (п. 15 и 16 Инструкции). Один из этих специалистов обязан разъяснить опрашиваемому лицу, давшему согласие на проведение ОИП, его права и сущность предстоящей процедуры.

Сама процедура ОИП согласно п. 22 Инструкции должна проводиться в помещениях, обеспечивающих защищенность от воздействия внешних факторов (яркий свет, шум и иные факторы), которые могут повлиять на результаты опроса, на родном или хорошо известном для опрашиваемого лица языке (при необходимости может привлекаться переводчик). При проведении ОИП п. 23 Инструкции разрешено осуществлять видео- и (или) аудиозапись, но только при обязательном наличии письменного согласия опрашиваемого лица, отраженного в заявлении.

Пунктом 25 Инструкции установлены жесткие ограничения на присутствие посторонних лиц при проведении ОИП: в помещении могут присутствовать лишь специалист Комитета либо приглашенный специалист, опрашиваемое лицо и (в случае необходимости) переводчик. Присутствие иных лиц при проведении ОИП допускается только с разрешения специалиста Комитета или приглашенного специалиста, а также с согласия опрашиваемого лица, выраженного в письменной форме в заявлении.

Использование результатов

Что касается результатов ОИП, то их разрешено использовать в последующей работе только в ориентационных целях и запрещено — для прогнозирования действий или намерений опрашиваемого лица. Кроме того, на их основании в отношении опрашиваемого лица не может быть принято никаких мер, ущемляющих его права и свободы, сама процедура ОИП не может использоваться для прогнозирования действий или намерений опрашиваемого лица, а сведения, ставшие известными в процессе ее подготовки и проведения, не подлежат разглашению. А п. 40 Инструкции определено, что возможность ознакомления опрашиваемого лица с результатами опроса определяется инициатором в каждом конкретном случае индивидуально исходя из интересов оперативной и служебной деятельности. Таким образом, узнать результаты ОИП опрашиваемое лицо сможет далеко не всегда.

Будем надеяться на то, что данная процедура будет применяться в нашей стране только в строгом соответствии с Инструкцией и служить исключительно целям, установленным в п. 7 этого документа, а именно:

— выдвижению оперативных версий, разработке оптимальных вариантов действий по их проверке;

— своевременному проведению оперативно-розыскных мероприятий, а также выявлению и пресечению правонарушений, в том числе преступлений;

— оценке версий о причастности опрашиваемого лица к подготавливаемым, совершаемым или совершенным противоправным деяниям;

— выявлению обстоятельств и фактов, являющихся основанием для установления (определения) профессиональной непригодности к службе в ОФР;

— защите государственных секретов;

— получению информации о событиях или действиях, создающих угрозу экономической безопасности Республики Беларусь.

Документ вступил в силу 14 марта 2013 г.

"Личный юрист", № 2/2013