Что такое кража?

Автор: Вадим ХИЛЮТА, кандидат юридических наук.

Кражи традиционно относятся к числу самых распространенных преступлений, причем не только в нашей стране, но и в иных государствах, независимо от уровня их экономического развития. Эти преступления негативно воздействуют на все сферы жизнедеятельности общества, поскольку посягают на право собственности — одно из важнейших гражданских прав. В Уголовном кодексе Республики Беларусь (далее — УК) данному преступному деянию посвящена ст. 205.

 

Сущность кражи состоит в тайном похищении чужого имущества. Содержание преступных действий выражается в том, что вор стремится избежать какого бы то ни было контакта с собственником (владельцем) имущества либо с иными лицами, которые могут воспрепятствовать преступлению или изобличить преступника.

Противопоставляя тайное похищение (кражу) открытому (грабежу), уголовное законодательство исходит из того, что при открытом, явном завладении чужим имуществом преступник пренебрегает окружающими и проявляет больше дерзости, вследствие чего и наказание должно быть более тяжким. Рассмотрим основные признаки, характеризующие «тайность» кражи с точки зрения уголовно-правового содержания объективных действий, составляющих сущность данного явления.

 

В отсутствие очевидцев

Первым признаком, характеризующим кражу, назовем тот момент, что хищение имущества осуществляется в отсутствие потерпевшего или иных лиц. Этот факт наиболее ярко характеризует существо кражи как тайного похищения чужого имущества, при котором вор стремится в процессе завладения имуществом избежать визуального контакта с кем бы то ни было, включая не только собственника имущества или его владельца, но и посторонних лиц, которые могут воспрепятствовать совершению преступления и изобличить преступника. Данный признак наиболее часто встречается на практике, когда кража происходит, например, из неохраняемого склада, автомобиля, стоящего во дворе дома, из дачного домика, из квартиры, в которую вор, взломав замок, проник в отсутствии хозяев, и т.д. Кражей также будет считаться хищение имущества, временно оставленного без присмотра в доступном месте.

Пример 1

Гражданка П., проходя по улице поселка, заметила на крыльце одного из соседних домов гражданина К., имевшего в округе славу пьяницы и нечестного на руку человека. Ей показалось подозрительным поведение К. Она спросила К., что он делает на чужом крыльце, на что последний в грубой форме ответил, что это ее не касается, и потребовал, чтобы П. шла своей дорогой. Через некоторое время П., находясь у себя дома, в окно увидела К., который шел по улице с большим свертком на плече.

Вечером у соседей обнаружилась пропажа домашних вещей. П. сообщила об увиденном ею и о своих подозрениях в органы внутренних дел. При обыске у К. были найдены похищенные вещи, и он признался в совершенном преступлении.

Следственные органы квалифицировали действия К. как открытое хищение чужого имущества (грабеж), поскольку П. видела виновного, когда он готовился проникнуть в чужое жилище и когда нес похищенное. Однако суд не согласился с такой квалификацией и расценил действия К. как кражу, так как сам момент непосредственного завладения имуществом никто не видел.

 Пример 2

Суд признал гражданина М. виновным в открытом (в присутствии двух свидетелей) похищении имущества из квартиры Л. Судебная коллегия по уголовным делам областного суда приговор в отношении М. изменила, указав, что в судебном заседании не опровергнуты доводы обвиняемого о том, что он первоначально стучал в дверь квартиры потерпевшего, чтобы поговорить с ним, а кражу совершил позже. Исходя из этого, деяние обвиняемого следовало квалифицировать как кражу, а не как грабеж.

 На основании приведенных примеров можно сделать вывод, что открытое совершение приготовительных к краже действий (но не покушение), обнаружение потерпевшим или третьими лицами виновного с похищенным имуществом (после окончания кражи) не превращает ее в грабеж (открытое завладение имуществом). Судебно-следственная практика по этому признаку квалифицирует и завладение имуществом у убитого человека, если умысел на кражу (хищение) возник после совершения убийства, а оно совершено не по корыстным, а по каким-либо другим мотивам.

 

«Цаца, цаца — и в карман»

«Тайность» кражи может выглядеть и иным образом — когда хищение осуществляется в присутствии потерпевшего или посторонних лиц, но незаметно для них. В указанной ситуации виновный также может совершать хищение в присутствии других людей, которые являются для него посторонними, чужими, однако в силу различных обстоятельств эти люди не видят, не наблюдают факт совершения преступления (например, в силу давки в общественном транспорте или на рынке, где совершается карманная кража, по причине сна, алкогольного или наркотического опьянения, нахождения в обмороке и т.д.). Здесь потерпевший или иные лица объективно не могут осознавать значения и смысла происходящего криминального события.

Тайность кражи также может быть обеспечена особой ловкостью преступника, использованием разнообразных приемов и способов для отвлечения внимания собственника имущества и т.д.

Пример 1

Гражданин Е., ожидая автобус, сидел на скамейке у наружной стены автовокзала, рядом стоял его чемодан. Вдруг у дверей автовокзала раздался шум, крик, сверкнул нож, кто-то за кем-то побежал. Несколько секунд Е. напряженно смотрел в ту сторону, где все это происходило. Однако за это время его чемодан был похищен. Как оказалось, граждане С. и Ш. нарочно разыграли сцену ссоры, а в это время третий участник преступной группы М., прятавшийся за углом здания, украл чемодан.

 Пример 2

Гражданин П. был признан районным судом виновным в открытом похищении чужого имущества. П. пришел в киоск, чтобы купить хлеб. Воспользовавшись тем, что продавщица отвернулась к лоткам с хлебом, он похитил лежавший на прилавке возле окошка калькулятор и скрылся.

Переквалифицировав действия П. с грабежа на кражу, вышестоящая судебная инстанция указала следующее. Как видно из материалов дела, П. и в ходе предварительного следствия, и в судебном заседании утверждал, что взял калькулятор с прилавка в тот момент, когда продавщица отвернулась и не видела его действий, после этого сразу ушел, никаких окриков не слышал. Потерпевшая Б. показала, что калькулятор был похищен, когда она отвернулась к лоткам с хлебом. Она окликнула П., но он скрылся.

Объективных доказательств того, что П. знал, что потерпевшая видела его действия, по делу не имелось. Все сомнения, устранить которые не представляется возможным, толкуются в пользу обвиняемого. Согласно закону виновный при грабеже осознает, что совершает хищение открыто. Если субъект преступления ошибочно считает, что совершает хищение тайно, хотя в действительности был замечен потерпевшим или другими лицами, то содеянное нельзя считать грабежом. Суд указал, что при таких обстоятельствах завладение имуществом квалифицируется как кража.

Иногда виновный использует различные обманные уловки с целью облегчения или обеспечения возможности беспрепятственного завладения чужим имуществом (например, берет для осмотра какую-либо вещь, а затем незаметно подменяет ее схожей, но малоценной). Здесь обман используется не как способ, а как средство совершения преступления (обман лишь скрывает тайное похищение имущества, но не служит способом завладения им). К таким ситуациям относятся:

  • проникновение лица в квартиру под обманным предлогом в качестве представителя различных организаций (соцзащиты, медицинского работника, слесаря, сантехника и т.д.);
  • взятие телефона для «временного звонка» с последующим его похищением;
  • установление знакомств с гражданами на вокзалах, в торговых павильонах, ресторанах, вхождение в доверие к ним и использование этого обстоятельства для завладения вещью в момент ее оставления без присмотра и т.д.

 

Воспользовался ситуацией

Проанализируем еще один признак, характеризующий «тайность» кражи, когда хищение осуществляется в присутствии посторонних лиц, однако они не понимают характера совершаемых действий и значения происходящего. При указанном обстоятельстве присутствующие при совершении хищения лица наблюдают факт завладения имуществом, однако в силу различных причин правильно не понимают происходящее и не могут дать надлежащую оценку содеянного. Зачастую в прокурорско-следственной практике к таким ситуациям относят:

  • хищение имущества в присутствии малолетних или невменяемых;
  • завладение имуществом у пьяных лиц, которые в силу высокой степени опьянения (алкогольного или наркотического) не осознают характера производимых с ними действий в силу создавшейся обстановки;
  • хищение имущества под видом законного владельца (например, при разгрузке фуры преступник под видом грузчика берет какую-либо тару и обращает ее в свою пользу).

Тем не менее для признания хищения тайным важно установить, что в таких ситуациях очевидцы не осознавали преступного характера совершаемых виновным действий.

Пример 1

Суд признал наличие грабежа в действиях Б., который зашел в квартиру Т., где в присутствии их 6-летнего сына похитил деньги и вещи. Мальчик показал, что хотя Б. и заставлял его закрыть глаза, но он стоял рядом и видел, как злоумышленник брал деньги и вещи его родителей, и поскольку тот взял их без разрешения, он считал, что виновный эти ценности ворует. Сам Б. также подтвердил, что он понимал, что совершает открытое хищение имущества, и допускал, что мальчик тоже понимает это, так как наблюдал за его действиями.

 Пример 2

 Ехавший в электричке гражданин С. заметил, что сидящий с ним на одной лавке пассажир уснул. Над головой С. висела сумка уснувшего пассажира. Решив похитить сумку, он снял ее с крючка и перешел в другой вагон. В сумке находилась меховая шапка, бутылка водки, продукты и прочие вещи.

Это хищение произошло на глазах у многих пассажиров, но они не обратили внимания на происходящее (у некоторых создалось впечатлении, что человек берет с крючка свою сумку). Именно на это обстоятельство и рассчитывал виновный. Поэтому его действия представляли собой именно кражу, за что он и был впоследствии осужден.

 В подобных ситуациях хищение действительно заметно для других лиц, но они в силу обстановки (сложившихся обстоятельств) не могут сознавать неправомерный характер действий виновного. Оценка происходящего здесь дается на основании субъективного представления виновного:

а) если лицо считает, что совершает хищение в отсутствие других лиц или незаметно для них или же эти лица не могут осознавать характер его действий, то имеет место кража;

б) если лицо ошибочно полагает, что оно совершает хищение открыто (на глазах у посторонних), то содеянное следует рассматривать как покушение на грабеж.

Совершая кражу указанным способом, преступник также может действовать, используя третьих лиц, не понимающих сути событий, непосредственно предшествующих завладению имуществом. Судебной практике известны случаи, когда похититель просит третье лицо помочь принести якобы принадлежащие ему вещи, находящиеся на расстоянии временно без присмотра. Не осознавая противоправности чужих действий, третье лицо оказывает такого рода «услугу» из чисто добрых побуждений, совсем не понимая факта совершения преступления (кражи), будучи орудием совершения преступления.

Нередко, похищая имущество указанным способом, виновное лицо может использовать различные обстоятельства, сложившееся на момент совершения преступления. С целью введения посторонних лиц в заблуждение относительно правомерности своих действий вор может использовать различные средства (например, демонстрировать определенные документы, использовать специальную одежду или транспорт). Тем самым он создает впечатление законности происходящего.

 

«Моя хата с краю»

Не менее интересной представляется и следующая ситуация, когда хищение осуществляется при непосредственном наблюдении посторонних лиц (понимающих и правильно оценивающих характер содеянного), но не обнаруживающих себя виновному. В данном случае завладение имуществом происходит в присутствии собственника имущества или иных лиц, понимающих противоправный характер действий виновного, но последний добросовестно заблуждается — совершая хищение, он полагает, что действует незаметно.

Нередко свидетели действий, образующих кражу, правильно понимают характер совершаемого события, но по каким-либо причинам не хотят обнаруживать своего присутствия. Так, женщина, видящая совершение кражи, опасается мести со стороны преступника, либо проходящий мимо места совершения преступления мужчина не хочет быть вовлеченным в качестве свидетеля в длительный процесс предварительного следствия или судебного разбирательства.

Однако если на месте совершения хищения присутствуют лица, наблюдающие за происходящим, и об этом факте заведомо известно виновному, то такого рода действия необходимо расценивать как открытое завладение имуществом. В случае же, когда потерпевший или иные лица вмешиваются и пытаются предотвратить преступление, то при прекращении совершения похищения виновным (но до момента завладения имуществом) ответственность должна наступать как за покушение на кражу.

Пример 1

Действия гражданина Т. органами предварительного следствия были квалифицированы по ч. 2 ст. 206 УК. В частности, Т. вменяли в вину то, что ночью он зашел в общежитие и там завладел вещами спавших студентов: у М. он похитил мобильный телефон и часы, у К. забрал кожаную куртку. Однако студент Ш., не спавший и наблюдавший за действиями Т., разбудил своих коллег, и они вместе задержали Т.

Судом обоснованно действия Т. были переквалифицированы с ч. 2 ст. 206 УК на ч. 2 ст. 205 УК по той причине, что Т. полагал, что он действует тайно, и не знал, что за ним наблюдают.

 Пример 2

 При похищении имущества из склада гражданин В. был убежден, что сторож отлучился, и его действия останутся незамеченными. Вернувшийся сторож из опасения возможной расправы не стал показываться и препятствовать совершению хищения. Поэтому впоследствии суд правильно расценил действия гражданина В. как кражу чужого имущества (ч. 1 ст. 205 УК).

Тайность хищения обосновывается в подобных ситуациях не в силу физической стороны совершенных действий, а в силу тайности их подлинного смысла. Таким образом, кража всегда остается таковой до тех пор, пока, по мнению виновного, завладение имуществом происходит тайно, хотя фактически все было наоборот (его действия были замечены собственником или третьими лицами). В случае же, когда виновным было задумано и совершалось открытое завладение чужим имуществом, однако в действительности по обстоятельствам, не зависящим от воли виновного (например, хищение было совершено в присутствии лица, не имеющего зрения), оказалось совершенным незамеченным, то содеянное необходимо рассматривать как покушение на грабеж.

 

«Свои люди»

А как рассматривать ситуации, когда хищение совершается в присутствии каких-либо лиц, со стороны которых у виновного не возникает оснований опасаться противодействия и разоблачения?

Представим, что завладение имуществом осуществляется в присутствии различных лиц, не желающих препятствовать хищению или разоблачению виновного. Преступник понимает и вполне осознает указанное обстоятельство. Следовательно, здесь процесс хищения происходит как бы в отсутствии других посторонних лиц, способных разоблачить вора и противодействовать его преступной деятельности, то есть завладение имуществом осуществляется субъективно тайно.

Пример 1

По приговору суда М. и Н. были признаны виновными в том, что по предварительному сговору между собой, имея умысел на хищение, через незакрытое окно открыто похитили из киоска коммерческой организации имущество.

Определением судебной коллегии по уголовным делам Минского городского суда и президиумом этого же суда приговор был оставлен без изменения. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Республики Беларусь по протесту заместителя Генерального прокурора Республики Беларусь изменила состоявшиеся по делу решения в части квалификации действий М. и Н., указав в определении следующее.

Суд первой инстанции признал, что осужденные намеревались тайно похитить чужое имущество из киоска. Из показаний М. и Н. следует, что, возвращаясь поздно ночью с дискотеки, они увидели в одном из киосков незакрытое окошко и решили тайно похитить из него находящееся там имущество. Изъяв из киоска имущество, они начали перекладывать его из карманов в полиэтиленовый мешок. В это время подошла возвращавшаяся вместе с ними с дискотеки их знакомая Д., и предложила вернуть все на место. Однако Д. они не послушались, вместе собрались идти домой, но были задержаны работниками милиции.

Свидетель Д. в суде пояснила, что М. и Н. провожали ее домой с дискотеки. Начала кражи она не видела, но, подойдя к М. и Н., заметила, что они перекладывали вещи из карманов в пакет. Догадываясь, что эти вещи из киоска, она сказала, что брать их не надо. Исходя из этого, судебные инстанции признали, что поскольку действия виновных начинались как кража, а затем, обнаруженные свидетелем Д., прекращены не были, то их следует квалифицировать как грабеж.

Между тем, как указала судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Республики Беларусь, по смыслу закона похищение считается открытым (грабежом), если виновный осознавал, что совершает его в присутствии потерпевших или других лиц, посторонних для виновного, рассчитывать на попустительство которых он не имел оснований. Как усматривается из материалов дела, М., Н. и свидетель Д. находились в дружеских отношениях, вместе были на дискотеке, то есть для них Д. не была посторонним лицом. Следовательно, для М. и Н., похитивших имущество из киоска, не существовало опасности противодействия или разоблачения со стороны Д. При таких обстоятельствах их действия необоснованно квалифицированы как грабеж и подлежат переквалификации на статью, предусматривающую ответственность за кражу, совершенную по предварительному сговору группой лиц.

Наиболее сложно определить, тайным или открытым хищением являются случаи завладения чужим имуществом, когда они происходят в присутствии лиц, безразлично относящихся к факту хищения. Это могут быть сослуживцы, однокурсники и т.д. Такого рода хищения часто случаются на предприятиях (кондитерских, ликероводочных, мясомолочных), в студенческих и школьных группах (классах).

Как правило, вопросов не возникает, если виновный понимает, что присутствующие не окажут ему сопротивления и не разоблачат его. Такие ситуации должны расцениваться как кража. Но как квалифицировать деяние, если виновный не знал, как к его действиям отнесутся присутствующие? Очень часто бывает, что присутствующие в момент совершения хищения не препятствуют совершению преступления, не реагируют на преступное поведение виновного, не высказывают намерения предать огласке факт хищения (например, из-за боязни), однако позже заявляют о случившемся в правоохранительные органы.

Пример 2

Староста студенческой группы на перемене в присутствии своих сокурсников подошел к столу преподавателя, который в это время отсутствовал, и завладел находившимся в его портфеле мобильным телефоном. Никто из присутствующих нечего не сказал. Лишь спустя некоторое время, когда преподаватель обнаружил пропажу телефона и заявил о случившемся в органы внутренних дел, одна из студенток сообщила о произошедшем. Позже на допросе многие студенты пояснили, что они также видели факт совершенного деяния, но из-за того, что они не любили этого преподавателя, никто ничего не сказал.

Представляется, что в этой ситуации действия виновного необходимо расценивать как открытое завладение имуществом, поскольку он допускал различные варианты развития событий.

Как видно из вышесказанного, вопрос о совершении тайного хищения (или напротив, открытого) разрешается правоохранительными и судебными органами на основе объективного и субъективного критериев оценки способа совершения преступления. В случае, когда объективный и субъективный критерии не совпадают, правоприменительная практика при определении способа хищения (тайного или открытого) решающее значение отдает субъективному критерию. Однако если возникают сомнения при установлении способа хищения и их невозможно устранить, то они должны быть истолкованы в пользу обвиняемого (то есть хищение в таком случае должно признаваться тайным).

Пример 3

Похитивший частную автомашину гражданин О., боясь обвинения в открытом хищении имущества (грабеже), во время следствия ссылался на позднее время, выбранное им для хищения, отсутствие освещения в месте преступления и другие обстоятельства, свидетельствующие, на его взгляд, о том, что его никто не должен был видеть во время совершения хищения. Вместе с тем было известно, что проходившие мимо школьники поняли действительный характер действий О. и, несмотря на угрозы, стали издалека кричать ему, чтобы он не трогал машину.

В суде были исследованы полученные на следствии материалы проверки версии обвиняемого, в ходе которой выяснялось, не страдал ли О. какой-нибудь болезнью, которая могла ослабить его слух. В частности, был проведен следственный эксперимент, чтобы убедиться в возможности для посягателя услышать в вечерней тишине крик школьников, проведены допросы знакомых О. о том, что тот говорил им после совершения кражи.

На основании полученных доказательств суд сделал вывод о том, что похититель осознавал в момент преступного завладения чужой машиной, что его видят посторонние, понимающие, что на самом деле происходит. В итоге суд признал хищение открытым, и гражданин О. был осужден за грабеж.

"Личный юрист", № 5/2011