Басня о том, как помощь в борьбе с преступностью чуть не обернулась административным наказанием

Автор: Игорь БУЕВИЧ, юрист.

Мировой финансовый кризис заставил вспомнить те времена, когда с валютой в стране было туго и чтобы ее достать приходилось обращаться к шустрым паренькам, снующим возле пунктов обмена валюты, на рынках и других местах. Среди относительно честных менял попадались и кидалы. Желание отомстить мошеннику в таких случаях бывало настолько велико, что некоторые граждане бросались в милицию с заявлением с просьбой возбудить уголовное дело.

Так поступил и наш герой — гражданин К., которого в 2004 году ловко объегорили два дельца, разыгравшие перед ним сцену, где один из них играл роль торопливого обывателя, которому некогда было ждать, пока закончится обед в обменном пункте, а второй — услужливого менялу, оказавшегося в нужное время в нужном месте, да еще и предложившего достаточно выгодный курс. Валютчик отсчитывал доллары не на улице, а забежал для этой цели в близлежащий магазин. Через минуту-другую он вышел оттуда с вожделенной зеленью, которую с радостью и горячей благодарностью принял, как потом оказалось, его подельник.

Сомнения, которые закрались в душе нашего героя, почти исчезли, когда сцена обоими артистами была доиграна до конца. Гражданин К. поддался соблазну провернуть обменную операцию быстро и более выгодно, чем в обменнике, тем более что вид парня внушал доверие. Он опомнился только через минуту, которая показалась вечностью, после того, как валютчик с его деньгами скрылся за дверями. Поиски услужливого дельца в торговом зале не дали результата, а когда выяснилось, что подсобные помещения магазина имеют два выхода в совершенно разные стороны, стало понятно, что погоня тоже бессмысленна. И только тут наш герой понял, что весь спектакль был изначально рассчитан лишь на одно действие, а принимавшие в нем участие артисты — специалисты в области одного из «честных» способов отъема денег у доверчивых граждан в духе Остапа Бендера.

Покушение и наказание

Тут бы и сказке конец, если бы гражданин К. не воспылал благородным желанием поймать и наказать преступников. Он составил подробное заявление и пошел с ним в отделение милиции. Там с удовольствием заявление приняли, зарегистрировали, а потом пригласили в комнатку, где работник милиции вытащил из стола бланк протокола об административном правонарушении и принялся с усердием его заполнять. Сказать, что жертва преступления в этот момент испытала шок, — это не сказать ничего. На недоуменный вопрос заявителя «Ну как же так?» милиционер невозмутимо ответил: «Те получат свое, а вы — свое». Борец за справедливость понял, что опять сам себя окунул в то, о чем не принято говорить вслух в приличном обществе.

Тогда наш герой не на шутку рассвирепел и решил идти до конца. Он написал новое гневное заявление по факту несправедливого, по его мнению, привлечения к административной ответственности. Это заявление попало в руки начальника РУВД, который принимал решение о дальнейшем движении протокола, составленного его подчиненным. Разобравшись в ситуации и поулыбавшись над горемыкой-заявителем, начальник прекратил административное производство по причине того, что правонарушение оказалось неоконченным: валютчику деньги были переданы, а от него взамен ничего получено не было. Согласно действовавшему в те годы Кодексу об административных правонарушениях 1984 года покушение на административное правонарушение не каралось наказанием.

В ныне действующем Кодексе Республики Беларусь об административных правонарушениях (далее — КоАП) уже предусмотрена ответственность за неоконченное административное правонарушение. Согласно п. 1 ст. 2.3 КоАП покушением признается умышленное действие физического лица, непосредственно направленное на совершение административного правонарушения, если при этом оно не было доведено до конца по не зависящим от этого лица обстоятельствам. Правда, в п. 2 этой статьи оговаривается, что ответственность за покушение на административное правонарушение наступает в случаях, прямо предусмотренных статьями Особенной части КоАП.

Незаконный обмен иностранной валюты в нарушение установленного порядка как вид административного правонарушения предусмотрен п. 1 ст. 11.2 КоАП. Наказание за него так же сурово, как и в прежние годы: штраф в размере от 50 до 300 базовых величин. Утешением может служить то, что покушение на валютное правонарушение по п. 1 ст. 11.2 КоАП не карается наказанием в силу нормы п. 2 ст. 2.3 КоАП.

Что важнее?

Ну а что было бы, если бы наш герой получил от мошенника сумму в долларах США меньше ожидаемой? Стоило ли в этом случае обращаться в правоохранительные органы при угрозе быть наказанным самому? Конечно, можно всячески злорадствовать и говорить о том, что нечего высовываться и качать права, когда у самого рыльце в пушку. Однако если руководствоваться государственными интересами, то очевидно, что борьба с преступностью (особенно с той, которая носит профессиональный и латентный характер) является более важной задачей для правоохранительных органов, нежели обеспечение безусловного привлечения к административной ответственности лица, оказавшегося случайной жертвой продуманного, заранее спланированного преступления.

Кстати, на практике имеет место ситуация, когда работники правоохранительных органов закрывают глаза на мелкие проступки граждан взамен на их «услуги» по содействию в раскрытии более серьезных нарушений законности. Доказательство тому — те же милицейские сериалы. Такого рода ситуации на Западе вполне легальны и именуются сделками с правосудием. Видимо, когда-нибудь мы тоже придем к тому, что такие сделки перестанут быть проявлением «доброй» воли сотрудников правопорядка, ниточкой, с помощью которой кукловод может управлять по своему усмотрению марионеткой, а найдут свое воплощение в правовых нормах, четко регулирующих права и обязанности лица, содействующего следствию.

Но вернемся к вопросу о том, как можно защититься в том случае, если незаконная валютная операция будет совершена до конца, а после подачи заявления по факту мошенничества будет составлен протокол о совершении административного правонарушения. Способ защиты тут есть, и основан он на норме ст. 27 Конституции Республики Беларусь. В этой статье указано, что никто не должен принуждаться к даче показаний и объяснений против самого себя, членов своей семьи, близких родственников. Человек, попавший в описанную ситуацию, может вполне воспользоваться конституционным правом не давать показания против самого себя. Так как единственным доказательством вины такого человека является его признание, а отказ от признания сделает обвинение бездоказательным, суд не вправе будет выносить постановление о привлечении к административной ответственности. В этой ситуации, однако, придется позабыть о высоком гражданском долге: опознание преступников приведет к появлению нового самостоятельного доказательства совершения административного проступка в виде свидетельских показаний.

Как известно, каждую басню должна венчать мораль. Советовать человеку смело бросаться на борьбу с преступностью в той ситуации, когда сам он нарушил некую правовую норму, не поднимается рука. Думается, что до появления законодательного положения, легализующего сделки с правоохранительными органами и судом, поддаваться высоким гражданским порывам все-таки не стоит. А вот государственным органам следует отдавать себе отчет в том, что страх перед наказанием за мелкие проступки умело используют и будут использовать в дальнейшем преступники, профессионально занимающиеся ловлей более крупной рыбки в мутной воде нашей действительности.

Что говорит закон

Никто не должен принуждаться к даче показаний и объяснений против самого себя, членов своей семьи, близких родственников. Доказательства, полученные с нарушением закона, не имеют юридической силы.

Статья 27 Конституции Республики Беларусь