Компенсация морального вреда, причиненного в результате ДТП: судебная практика (окончание)

Автор: Леонид ДРОЗДОВ, юрист.

В продолжение темы, начатой нами в прошлом номере, рассмотрим еще несколько примеров из судебной практики по компенсации морального вреда, причиненного в результате ДТП.

Пример 2

С иском о взыскании с ответчика денежной компенсации морального вреда в сумме 10 млн руб. обратилась сестра погибшего в ДТП пешехода. Обстоятельства дела были таковы: 4 марта 2005 г. водитель ответчика примерно в 21 ч 40 мин, управляя автомобилем «Урал-4320», двигаясь по проезжей части улицы города, совершил наезд на брата истицы, двигавшегося во встречном направлении вдоль проезжей части. В результате происшествия пешеходу были причинены телесные повреждения, от которых тот скончался на месте происшествия. По факту ДТП в отношении водителя (ответчика) было возбуждено уголовное дело по ч. 2 ст. 317 Уголовного кодекса Республики Беларусь (далее — УК). В последствии оно было прекращено производством по п. 2 ч. 1 ст. 29 Уголовно-процессуального кодекса Республики Беларусь (далее — УПК) в связи с отсутствием в действиях водителя состава преступления.  

Истица указала, что в результате  гибели ее родного брата ей был причинен моральный вред, выразившийся в испытываемых ею нравственных страданиях. Она до сих пор  переживает случившиеся и не может полностью оправиться от постигшего ее несчастья, так как они с братом находились в очень хороших отношениях. После трагедии у нее ухудшилось состояние здоровья. Согласно заключению у истицы появились следующие заболевания: «деформация луковицы 12-перстной кишки», «постязвенные рубцы луковицы», «эрозийный бульбит», «поверхностный гастрит, «артериальная гипертензия». В результате трагедии ухудшилось и ее эмоционально-психологическое состояние, появились головные боли, бессонница, чувство беспокойства и страха по любому поводу, нервозность и плаксивость.   28 июля 2005 г. она обратилась к неврологу, где ей был поставлен диагноз «вертеброгенная правосторонняя люмбоишиалгия, умеренный болевой синдром, неврастенический синдром, криз».

Истица была направлена на консультацию к психотерапевту в психоневролгический диспансер. Ей было назначено амбулаторное лечение.   

Согласно ст. 969 Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее — ГК) компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда в случаях, когда вред причинен жизни или здоровью гражданина источником повышенной опасности. В соответствии с п. 3 постановления Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 28.09.2005 № 7 «О практике применения судами законодательства, регулирующего компенсацию морального вреда» (далее — постановление № 7) моральный вред подлежит компенсации во всех случаях, когда он причинен действиями, нарушающими личные неимущественные права гражданина либо посягающими на принадлежащие ему от рождения или в силу акта законодательства иные нематериальные блага. Согласно п. 1 ст. 970 ГК компенсация морального вреда осуществляется в денежной форме.

Поскольку истица не обладала юридическими знаниями, за консультацией и  помощью в составлении искового заявления она вынуждена была обратиться к адвокату, в результате чего понесла расходы в сумме 55 тыс. руб.

Руководствуясь ст. 152, 933, 948, 968, 970 ГК, ст. 6, 135, 179 Гражданского процессуального кодекса Республики Беларусь (далее — ГПК), она просила взыскать с ответчика денежную компенсацию морального вреда в сумме 10 млн рублей, а также расходы, понесенные при обращении за юридической помощью, в сумме 55 тыс. руб., расходы по оплате госпошлины в сумме 127 500 руб., а всего 10 182 500 руб.

Предъявленные исковые требования ответчик не признал в полном объеме. В отзыве на иск указал следующие основания для отказа.

Уголовное дело по ч. 2 ст. 317 УК прекращено производством по п. 2 ч. 1 ст. 29 УПК в связи с отсутствием в действиях водителя состава преступления, то есть вины водителя в причинение телесных повреждений нет, следовательно, виновником ДТП является пострадавший — брат истицы. В соответствии с п. 1 ч. 2 ст. 970 ГК размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от степени вины причинителя вреда.

В ч. 2 ст. 952 ГК определено, что при грубой неосторожности потерпевшего и отсутствии вины причинителя вреда в случаях, когда его ответственность наступает независимо от вины, размер возмещения должен быть уменьшен или в возмещении вреда может быть отказано, если законодательством не предусмотрено иное.  Из материалов расследования видно, что пострадавший совершил действие, которое согласно п. 25 постановления Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 14.09.1995 № 10 «О судебной практике по делам о возмещении вреда, причиненного жизни и здоровью гражданина» (далее — постановление № 10) является грубой неосторожностью, а именно находился в состоянии алкогольного опьянения.

В исковом заявлении истицы среди нравственных страданий перечислены физические страдания — указывается на ухудшение состояния ее здоровья, в том числе на появление перечисленных выше заболеваний. Но данные болезни не находятся в причинной связи с нравственными страданиями, которые переживала истица. Эти болезни являются хроническими, то есть протекают на протяжении длительного времени и не могли быть вызваны  в течение столь короткого времени после смерти ее брата. Истица не предъявила никаких доказательств того, что болезни являются именно следствием нравственных страданий, пережитых после смерти брата.

В исковом заявлении отсутствуют доказательства близких отношений  истицы и пострадавшего. Сам по себе факт кровного родства не является основанием для удовлетворения исковых требований. Показательным является то, что никто из близких родственников, в том числе и сама истица, не обжаловали решение о прекращении уголовного дела в связи с отсутствием в действиях водителя состава преступления.

Исходя из вышеизложенного представитель ответчика просил отказать в удовлетворении заявленных требований в полном объеме.

В судебном заседании представитель ответчика дополнительно указал, что в результате ДТП вред жизни и здоровью истицы, не являющейся потерпевшей по уголовному делу, причинен не был. Возмещение морального вреда допускается только при наличии вины ответчика, которая не была установлена.

Следует отметить и тот факт, что третьи лица, два брата погибшего в судебном заседании заявили о том, что иск не подлежит удовлетворению. И только родная сестра истицы и погибшего считала, что иск следует удовлетворить.

Выслушав, стороны, третьих лиц, исследовав материалы дела, допросив свидетелей, рассмотрев материалы уголовного дела по факту ДТП, амбулаторные карты истицы, суд посчитал исковые требования обоснованными и подлежащими частичному удовлетворению в соответствии с нормами ст. 152, 968–970 ГК. Суд взыскал с ответчика 2 832 500 руб. 

Таким образом,  решением суда первой инстанции исковые требования истицы были удовлетворены частично.

В мотивировочной части решения суд указал, что в ходе судебного заседания пришел к выводу о наличии грубой неосторожности в действиях погибшего, что является основанием для уменьшения вреда. А вот доводы ответчика о том, что имеющиеся у истицы заболевания не находятся в причинной связи с нравственными страданиями, не были приняты судом во внимание, поскольку носили предположительный характер и не были подтверждены достоверными доказательствами. Также доводы ответчика о том, что он должен быть освобожден от возмещения морального вреда, признаны судом несостоятельными, поскольку при причинении вреда жизни и здоровью отказ в возмещении вреда не допускается, а какие-либо обстоятельства непреодолимой силы в судебном заседании установлены не были.   

Ответчик не согласился с решением суда первой инстанции и подал кассационную жалобу, которая осталась без удовлетворения. Надзорная жалоба, поданная ответчиком, также удовлетворена не была.

Пример 3

В суд обратилась истица с заявлением, в котором указала фактические обстоятельства дела.

28 июля 2008 г. примерно в 20 ч 10 мин водитель ответчика, управляя автобусом «Икарус-256», принадлежащим ответчику, в светлое время суток двигался по крайней левой полосе сухого асфальтирован­ного участка проезжей части улицы. В пути следования в районе перекрестка он совершил наезд на пешехода, пересекавшего на запрещающий сигнал светофора проезжую часть по регулируемому пешеходному переходу. В результате наезда пешеход от полученных телесных повреждений скончался на месте ДТП. Погибший  являлся супругом истицы. Предварительное расследование в отношении водителя ответчика было прекращено в связи с отсутствием в его действиях состава преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 317 УК.

В результате смерти супруга истице был причинен моральный вред, заключающийся в испытываемых ею нравственных страданиях. Потеря близкого человека негативно сказалась на ее психоэмоциональном состоянии. Ребенок —  сын погибшего — также не может оправиться от смерти отца, тяжело переживает случившееся.

Согласно п. 1 ст. 933 ГК вред, при­чиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

В соответствии с ч. 1 ст. 948 ГК юридиче­ские лица и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасно­стью для окружающих (использование транспортных средств, механизмов, электрической энергии высокого напряжения, атомной энергии, взрывчатых веществ, сильнодействующих ядов и т.п.; осуществление строительной и иной, связанной с нею деятельности и др.), обязаны возместить вред, причи­ненный источником повышенной опасности, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего.

Согласно ч. 1 ст. 152 ГК, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страда­ния) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо пося­гающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в иных случаях, предусмотренных законодательством, гражданин  вправе требовать от нарушителя денежную компенсацию указанного вреда. Такое же требование предусмотрено в п. 3 постановления № 7, согласно которому моральный вред подлежит компенсации во всех слу­чаях, когда он причинен действиями, нарушающими личные неимуществен­ные права гражданина либо посягающими на принадлежащие ему от рожде­ния или в силу акта законодательства иные нематериальные блага. В соответствии с п. 1 ст. 970 ГК компенсация морального вре­да осуществляется в денежной форме.

Исходя из степени нравственных страданий, испытываемых истицей и ребен­ком, истица считала, что в ее пользу подлежит взысканию денежная компенсация морального вреда в размере по 10 млн руб. каждому. Истица также указала, что, поскольку она не обладала знаниями в области права, достаточными для самостоятельной подготовки иска в суд, была вынуждена обратиться за соответствующей помощью в коллегию адвокатов, в связи с чем понесла дополнительные расходы в размере 100 тыс. руб., подлежащие, по ее мнению, также компенсации.

Представитель ответчика, действующий на основании доверенности, иск не признал в полном объеме по следующим основаниям.

Согласно п. 1 ч. 2 ст. 970 ГК размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от степени вины причинителя вреда.

Из материалов дела следует, что данное уголовное дело по ч. 2 ст. 317 УК было прекращено производством по п. 2 ч. 1 ст. 29 УПК (в связи с отсутствием в действиях водителя состава преступления).  Водитель ответчика был трезв и скоростной режим не нарушал. Вины водителя автомобиля в смерти пешехода следствием не установлено.  Следовательно,  виновником ДТП является пострадавший (муж и отец истцов). Более того, вина потерпевшего в ДТП является полной, то есть 100%-ной. 

В ч. 2 ст. 952 ГК указывается, что при грубой неосторожности потерпевшего и отсутствии вины причинителя вреда в случаях, когда его ответственность наступает независимо от вины, размер возмещения должен быть уменьшен или в возмещении вреда может быть отказано.  

Из материалов дела следует, что пострадавший совершил три действия, которые являются грубой неосторожностью, а именно:

  • в момент ДТП находился в состоянии алкогольного опьянения;
  • пересекал перекресток на запрещающий (красный) сигнал светофора;
  • внезапно выскочил на проезжую часть дороги.

Судебная практика признает нахождение в состоянии алкогольного опьянения грубой неосторожностью (п. 25 постановления № 10).

Сами истцы не являются потерпевшими по делу о дорожно-транспортном происшествии.  Источник повышенной опасности причинил вред мужу и отцу истцов и не причинял вреда непосредственно истцам.

Статья 969 ГК предусматривает, что компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда в случаях, когда вред причинен жизни или здоровью гражданина источником повышенной опасности. Следовательно, в данной ситуации применима норма п. 2 ст. 933 ГК о том, что возмещение вреда осуществляется при наличии вины. В частности, в п. 2 ст. 933 ГК установлено, что лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине.  Вред жизни и здоровью истцов водитель не причинял.

Более того, как сознательный человек и гражданин, водитель автомобиля с пониманием отнесся к создавшейся ситуации и передал истице деньги в общей сложности в сумме 940 тыс. руб. Свидетелем передачи денежных средств является начальник колонны автомобильной ответчика. 

После длительных споров в судебномзаседании стороны достигли соглашения, согласно которому истица отказалась от исковых требований в части взыскания с ответчика денежной компенсации морального вреда в размере 7 млн руб. в свою пользу и столько же в пользу несовершеннолетнего сына при условии, что ответчик в установленный ею срок выплатит в качестве денежной компенсации морального вреда в ее пользу 3 млн руб. и в пользу несовершеннолетнего также 3 млн руб. Она отказалась также и от взыскания судебных расходов, понесенных ею по делу.

Учитывая, что мировое соглашение, заключенное сторонами, не противоречило закону, что оно было совершено в интересах обеих сторон, а также что выполнение сторонами условий мирового соглашения не нарушает интересов иных лиц, руководствуясь ст. 285, ст. 164 п. 4 ГПК, суд утвердил мировое соглашение.

 Как следует из приведенных в нашей статье примеров, нормы гражданского законодательства, регулирующие вопросы денежной компенсации морального вреда, реально работают. Главное для пострадавшего — уметь правильно соотносить свои физические и нравственные страдания с происшествиями, их повлекшими, и реально оценивать причиненный моральный вред в денежном эквиваленте.

"Личный юрист", № 6/2011